Зачем «шатать» Россию

Тема недели / Редакционная статья

В понедельник Владимир Путин и народ России в его лице получил страшное кровавое послание в Санкт-Петербурге. Теракт в метро вряд ли случайно подгадали под приезд президента в свой родной город, да и время выбрано четко — за минуты до официальной встречи с белорусским коллегой Александром Лукашенко. Кстати, Путин явно показал, что вызов принят: вечером того же дня он возложил цветы к месту трагедии, хотя крайне редко публично появляется на месте катастроф и аварий. Символичность очевидна, а с версиями пусть разбираются органы.

В последних событиях внутри и вокруг России вообще много странных совпадений или стечений обстоятельств — раздолье для конспирологов. То внезапные митинги против коррупции под надуманным предлогом. Или смотр боевой молодежи «оппозиции» на Манежной площади. Несколько терактов. Безвиз и кредит МВФ для Украины — и тут же сбор резервистов в Донбассе. Внезапный показательный удар американцев по сирийской авиабазе как реакция на очевиднейшую провокацию с химическим оружием. Ужесточение антироссийской риторики в администрации Дональда Трампа. А еще странные игры Турции и ряда других традиционных партнеров с запретом на российский сельскохозяйственный экспорт. Давление на европейских поставщиков высокотехнологичного оборудования. В целом ничего нового, но в узких двухнедельных рамках, да еще ровно за год до президентских выборов, выстраивается неприятный ассоциативный ряд. И даже если эти события никак не связаны между собой, они очевидно повлияют на предвыборную кампанию и на выбор характера развития страны, который стоит перед президентом и всей российской элитой.

Владимиру Путину ведь не надо никому ничего доказывать: со всеми своими плюсами и минусами это один из самых сильных не российских, а мировых лидеров. И в условиях сложной внешнеполитической обстановки, непрекращающегося давления на страну его уникальное умение вести взвешенную политику и вытаскивать не самое сильное российское государство в ряд геополитических лидеров играет для нации первостепенную роль. Решение этой задачи, в конце концов, приведет и ко внутренним экономическим успехам. Пусть не сразу, но чем-то все равно приходится жертвовать. Это к тому, что сомнений в поддержке электоратом кандидатуры Путина грядущей весной и не возникало. Столь же невероятным кажется вариант с «майданом» в России: наше общество прошло очень важный путь солидарности и консенсуса (промежуточный результат мы, к слову, видели в первые часы после трагедии в Петербурге) и не позволит взорвать страну изнутри.

Так зачем «шатать» Россию? Возможно, для того, чтобы еще на несколько лет отсрочить столь насущные реформы в социальном и политическом строительстве. Чтобы закрепить консервативный взгляд на методы экономического развития и затоптать дискуссии о потенциальных моделях роста. Чтобы надолго поставить знак равенства между «митингом» и «майданом» и позволить силовикам до скрипа затянуть гайки, оставив неуслышанными реальные запросы населения, нарушив немногие каналы обратной связи. Что