Приедет ли Путин к Макрону

Политика / ВЫБОРЫ ВО ФРАНЦИИ Россия получила наихудший вариант французского президента из четырех возможных. Впрочем, сотрудничество наших стран давно опирается на бизнес, а не на политиков
ТАСС

Чуда не случилось. Новым президентом Франции избран 39-летний Эммануэль Макрон, лидер движения «В путь!». Во втором туре он набрал 66% голосов избирателей, опередив лидера «Национального фронта» (НФ) Марин Ле Пен в два раза (20 млн голосов против 10 млн). Антиглобалистский поворот, который стартовал с брекзита в Великобритании, продолжился чередой побед национально ориентированных европейских политиков и завершился триумфом Дональда Трампа в США, повернут вспять. В этом году в Старом Свете побеждают центристы, евроатлантисты и ставленники традиционных финансово-промышленных элит. Сентябрьские выборы в Германии тоже не предвещают сюрпризов. Тем не менее тектонические движения в политической ориентации человека Запада очевидны: традиционные партийные размежевания по линии «правые — левые» уходят в прошлое, а социальные дилеммы о справедливом распределении общественных благ, отношениях между капиталом и наемными работниками, а также миграционные и антитеррористические споры уложены в новую линию — глобализм и антиглобализм. И здесь первую скрипку в политтехнологической партии начинают играть популизм и умение оседлать волну, подстроиться под запрос любого избирателя, мимикрировать под любую идеологию. Главное — обладать поддержкой правящих элит и ведущих СМИ. Таков рецепт победы Макрона.

Марин Ле Пен теперь не «фашист»

Чуда не случилось, однако выборы показали ряд интересных результатов для французской политической системы. Несмотря на проигрыш, «Национальный фронт» Марин Ле Пен вполне может быть доволен электоральным итогом — самым успешным за всю свою историю. Партия из маргинального движения трансформировалась в серьезную политическую силу, опередила и социалистов, и республиканцев, стала главным оппозиционером в стране. Недалекие комментаторы будут по-прежнему жонглировать эпитетами «фашисты» и «экстремисты», однако для большинства французов полный разрыв Марин Ле Пен с радикализмом ее отца очевиден, а декларируемые лозунги лежат в востребованном и, главное, легитимном политическом поле. Эта «дедемонизация» «Национального фронта» ощутима уже сейчас: да, победу Макрона во многом обеспечили голоса персональных противников Ле Пен, но столь монолитного антагонизма, как раньше, не наблюдалось. Миллионы французов проголосовали против обоих кандидатов либо ногами (явка ниже, чем в первом туре, — невероятный показатель), либо «белыми» бюллетенями («против всех»). К лозунгу «ни Макрон, ни Ле Пен» присоединились и политические элиты, например часть республиканцев. А некоторые правые политики и вовсе поддержали НФ. Раньше партия не могла похвастаться такой «рукопожатностью». В целом же Марин Ле Пен сделала весомую заявку на президентские выборы 2022 года — к тому времени ее имидж еще больше «очистится», а миграционные и экономические проблемы Франции усугубятся. Тем более что у Макрона есть все шансы провалить работу в Елисейском дворце и поспорить со своим бывшим патроном Франсуа Олландом за звание самого непопулярного президента Пятой республики.

Макро