Сибирская сюита

Культура / МУЗЫКА Жизнь музыканта состоит из концертов и перемещений в пространстве. Судьба инструментального дуэта Two Siberians тому пример

Инструментальный дуэт Two Siberians (ранее они выступали под названием «Белый острог») 25 мая представит публике свое новое произведение — «Сибирскую сюиту». Его премьера состоится в большом звездном зале Московского планетария с сопровождением видео в исполнении медиахудожника Choy. Two Siberians состоит из Юрия Матвеева (гитара) и Артема Якушенко (скрипка). Они родом из Сибири. Встретились еще в музыкальном училище. Оба сочиняют музыку — как вместе, так и по отдельности. На их счету несколько сотен произведений. Они активно выступают совместно. Музыку, которую они исполняют, можно приблизительно определить терминами World Music, Progressiv Jazz, Rock. Они активно гастролируют как в России, так и за рубежом. «Эксперт» поговорил с Артемом Якушенко и директором коллектива Кириллом Модылевским о том, что представляет собой жизнь современного гастролирующего музыканта.

— Как публика выражает свои эмоции на ваших концертах?

Артем Якушенко: В разных странах по-разному, но со временем этих отличий становится все меньше и меньше. Иногда переезжаешь в другую страну и не понимаешь, переместился ты или нет: магазины те же, вывески одинаковые, только языки все еще разные. Люди теряют свою идентичность.

Кирилл Модылевский: Раньше в Америке люди на концертах свистели, кричали. Мы видели это и думали: это американцы, у них так. Сейчас это происходит везде: в Дании, в России, в Монголии.

А. Я.: Раньше в этих странах, если одному человеку нравится, он не будет вставать и кричать в одиночку. Причем это не значит, что никому не нравится музыка. Просто у них немного другая реакция. В Сибири в начале выступления очень сдержанные залы, и в Питере тоже. А потом раз — и происходит какой-то эмоциональный взрыв. Люди смотрят по сторонам и сами поднимаются, если видят, как другие встают, потому что им давно хотелось сделать то же самое.

К. М.: Год назад у нас был академический концерт. Мы играли вместе со струнным квартетом во главе с первой скрипкой «Виртуозов Москвы», и мизансцена была академическая. Публика, увидев все это, тоже расселась, как в Доме музыки, разве что ноты не разложила на коленях. Их хватило только на три композиции. Потом все стало так же, как всегда, несмотря на то что музыканты были одеты во фраки. Публика выражала свои эмоции, как считала нужным. Музыка, которую мы играем, такова, что как бы человек ни сопротивлялся, как бы ни зажимался, как бы ни боялся испытывать эмоции, он все равно раскрывается, когда ее слышит.

— Эмоциональность публики вам не мешает?

К. М.: Мы сыграли на ста фестивалях. Я не знаю, что нам может помешать.

— Что является условием успеха на Западе?

К. М.: В первую очередь материал. Коллектив должен представлять собой нечто экстраординарное. Потом желание, потом чуть-чуть удачи: чтобы на пути вам попался менеджер, который сможет решить вашу судьбу. И много-много работы. И еще: наша группа за двадцать лет не опоздала ни на один саундчек. Мы самый дисциплинированный коллектив в мире. Мы группа, которая не просит выключать телефоны