Стратегия должна опираться на экономическую теорию

Тема недели / ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Тот, кто пытается рассуждать о сложных экономических взаимосвязях без теории, добивается, как правило, лишь того, что рассуждает о них с использованием очень плохой теории
ДАНИИЛ ПРИМАК

Подавляющее большинство реформ, проводимых в России, не достигают поставленных реформаторами целей либо достигают их с избыточными издержками. Для того чтобы разрабатываемая стратегия имела шансы на успех, необходимо понять и учесть причины прошлых поражений. Это многогранный вопрос, на него я попытался ответить в нескольких работах*. На мой взгляд, наиболее важная причина в том, что разработчики — эксперты и политики — ориентируются на мифологемы, а потому считают проектирование реформ, в частности использование современной теории, не обязательным. Когда я говорю о теории, я имею в виду не только математические модели, но и эконометрические исследования, и обобщение опыта разных стран. Недавно я слышал своими ушами слова известного эксперта: теория мало что может дать, качество стратегических документов смогут оценить только наши потомки. На последствия подобного агностицизма очень точно указывает Пол Хейне в своей знаменитой книге «Экономический образ мышления»: «Тот, кто пытается рассуждать о сложных экономических взаимосвязях без теории, добивается, как правило, лишь того, что рассуждает о них с использованием очень плохой теории».

*См., в частности, Полтерович В. М. Почему реформы терпят неудачу. Журнал Новой экономической ассоциации, 2014, № 3; Полтерович В. М. Институты догоняющего развития (к проекту новой модели экономического развития России). Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. Там же, 2016, № 5.

Можно выделить четыре наиболее важных (вредных) заблуждения, постоянно влияющих на правительственные стратегические документы. 

1. Основная задача реформ — улучшать «институты».

2. Роль государства в экономике следует уменьшать.

3. Приватизация повышает эффективность производства.

4. Для ускорения роста надо снизить инфляцию.

Следует сразу же оговориться, что прямолинейные отрицания приведенных утверждений тоже ошибочны. Все они справедливы «до некоторой степени», провал возникает из-за необоснованной категоричности формулировок, придания этим тезисам чрезмерно общего характера. Стоит также подчеркнуть, что разработчикам программы «Стратегия роста» удалось избежать типичных ошибок, хотя я не могу сказать, что на сто процентов согласен с расставленными в ней акцентами.

Но давайте последовательно разберем каждый из тезисов. В первом из них слово «институты» поставлено в кавычки потому, что сторонники этого тезиса существенно сужают содержание термина «институты». Под их улучшением они понимают снижение коррупции, доли теневого сектора и административных барьеров, повышение прозрачности бизнеса, укрепление прав собственности и т. п. Однако успех в достижении этих целей зависит от очень инерционного фактора — гражданской культуры, а потому рассчитывать на быстрые результаты здесь никак нельзя. Если культура и неформальные нормы не поддерживают реформу, принуждение и контроль оказываются особенно затратными. Достаточно вспомнить, с какими приключениями внедрялся у нас 94-й закон о государственных закупках 2006 года, ба