Книжки на миллион

Культура
Москва, 22.05.2017
«Эксперт» №21 (1030)
Продажи русского искусства поменяли географию. Если самые топовые из них до недавних пор совершались на аукционах Sotheby's и Christie's, то теперь им ни в чем не уступают продажи в России, а иногда и превосходят — например, в случае редких книг

ИВАН ФИЛИМОНОВ

Самая дорогая рукопись из всех существующих — Лестерский кодекс Леонардо да Винчи. Первоначальное название — «Трактат о воде, земле и небесных телах». В 1994 году она была куплена за 24 млн долларов основателем компании Microsoft Биллом Гейтсом. Самая дорогая книга в мире, по оценке The Economist, — одно из изданий серии «Птицы Америки» американского художника и натуралиста XIX века Джона Одюбона. В 2010 году оно было продано на Christie’s за 11,5 млн долларов. Самая дорогая книга в России — «Ладомир» Велимира Хлебникова, изданная в 1920 году в Харькове литографическим способом тиражом 50 экземпляров, из которых сохранилось девять. Один из них был представлен на аукционе и продан за 18 млн рублей. О логике рынка редких книг «Эксперт» поговорил с директором аукционного дома «Литфонд» Сергеем Бурмистровым.

По каким критериям вы отбираете книги для аукционных продаж?

— Для того чтобы сформировать стандартный каталог, состоящий из трехсот-четырехсот лотов, приходится просматривать четыре-пять тысяч книг. Люди часто приносят какие-то книги, и мы им говорим, что это не совсем форматная для нас вещь, мы продать ее не можем. У нас в штате работает двадцать пять человек — эксперты по редкой книге, живописи, графике, они могут сделать профессиональную оценку исходя из определенных историй продаж и состояния конкретного экземпляра. Мы занимаемся не только топовыми вещами — от миллиона и выше, мы стараемся найти в каждой книге какую-то изюминку и можем выставить ее по пятьсот или по тысяче рублей, и часто она очень сильно поднимается в цене. Но в ней должно быть что-то такое, чего вы не найдете в книгах, продающихся в букинистическом магазине. Это может быть важная для автора книга или та, вокруг которой была какая-то полемика — например, ее изымали из советских библиотек. В книжном сегменте есть стабильность по предпочтениям: прижизненные издания русских классиков ценились всегда, в первую очередь Пушкина, Лермонтова, Гоголя, редкие старопечатные книги — времен Ивана Федорова и его учеников, книги Серебряного века, в основном поэтические, сюда же относятся книги с автографами. Последнее время интерес к книгам восемнадцатого-девятнадцатого веков значительно ниже, чем к книгам двадцатого века. Речь идет даже не о Серебряном веке, а о второй половине двадцатого века. Здесь важную роль играет наличие автографа. Мы много продавали автографов и рукописей Венедикта Ерофеева. В числе самых громких — продажа одной из его «говорильных» тетрадей. В конце семидесятых у него был рак горла, сделали операцию, он не мог говорить и общался с людьми с помощью записей. Ерофеев писал свои комментарии, вопросы, ответы в тетрадях. Их сохранилось несколько. Одна из них была выставлена за миллион четыреста тысяч рублей и в результате ушла за два миллиона двести. Второе направление, которое у нас пользуется популярностью, — книги восемнадцатого-девятнадцатого веков о путешествиях, с большим количеством гравюр. Они выходили маленькими тиражами, и таких сохранилось очень немного н

У партнеров

    «Эксперт»
    №21 (1030) 22 мая 2017
    Боевые вирусы
    Содержание:
    Лечи сложное сложным

    Российская экономика в ее финансовом обличье — слишком сложный и запущенный больной, причем не только инфляционный, чтобы надеяться успешно и устойчиво вылечить ее, рассчитывая лишь на одну модную, но неоднозначную в применении практику

    Потребление
    Реклама