Всё как на ладони

Русский бизнес
ТЕХНОЛОГИИ
«Эксперт» №21 (1030) 22 мая 2017
Биометрическая идентификация активно вытесняет карточные системы контроля и управления доступом. В этой перспективной нише работает екатеринбургская компания «Прософт-Биометрикс», которая развивает технологию идентификации человека по венам ладони. Кроме нее, подобная разработка есть только у одного крупного мирового производителя
Всё как на ладони

Многие из нас знакомы с биометрической идентификацией по фильмам — например, о Джеймсе Бонде. До ее повсеместного внедрения еще далеко, хотя карточные системы допуска и начинают сдавать позиции. Они не так надежны: карту можно кому-то передать, потерять, ее легко подделать. Обмануть биометрию сложнее.

Биометрических методов множество: идентификация по геометрии лица или рук, радужной оболочке или сетчатке глаза, по голосу и по походке. Самый распространенный — дактилоскопия, у нее не менее 60% мирового рынка. На втором месте геометрия лица (2D и 3D), затем радужная оболочка глаза. Пальцы, лицо и радужку называют «тремя большими биометриками».

Александр Дремин загорелся идеей биометрии еще в 2006 году, организовав стартап в области идентификации по отпечатку пальца. Через несколько лет он нашел партнера в лице екатеринбургского холдинга «Прософт-Системы». Так образовалась компания «Прософт-Биометрикс», которая начала развивать биометрические технологии под брендом BioSmart. Дело в том, что дактилоскопия не идеальна: при ее внедрении на крупных предприятиях обычно у 5–8% сотрудников пальцы не «читаются». Мелкие порезы и царапины, мокрая или слишком сухая кожа — все может привести к сбоям.

В поисках нового направления деятельности «Биометрикс» рассматривала технологии распознавания по радужной оболочке глаза, геометрии лица и ладони, однако их в компании сочли слишком дорогими. Внимание привлекла идентификация по венам ладони, которая в начале 2010-х годов занимала не более трех процентов мирового рынка биометрических устройств. Технология не требует контакта человека со сканирующим устройством. Работает это так: инфракрасная камера фотографирует руку, на снимке высвечивается кровеносный рисунок вен, который у каждого человека уникален. При его совпадении с сохраненным в базе допуск разрешается. При обычном освещении увидеть рисунок вен нельзя; его не получится просто сфотографировать, в отличие, например, от папиллярного узора пальцев — поэтому технология считается максимально устойчивой к подделкам. Это одно из главных ее преимуществ наряду с простотой использования.

При этом биометрия ладони достаточно точна. Один из основных показателей качества биометрических систем — процент ошибок первого (FAR) и второго рода (FRR). Ошибка первого рода — вероятность того, что система пропустит «чужого», ошибка второго рода — когда система отказывает в допуске тому, кто имеет на него право. По словам Дремина, исследования показали, что значение FAR для биометрии вен ладони — не более 0,000015%, а FRR — не более 3%. Для сравнения: при дактилоскопии значение ошибки первого рода составляет 0,001%. Одной из самых точных на рынке считается биометрия по радужке глаза, для которой FAR составляет 0,000001%. Но против нее играет дороговизна: один считыватель может стоить несколько тысяч долларов. Стоимость установки уральской компании составляет порядка 100 тысяч рублей за одну точку идентификации. Как уточняет Александр Дремин, определяется она не столько ценой самог