«Мы видим рост рынка на уровне двух процентов»

Русский бизнес
ИНВЕСТИЦИИ
«Эксперт» №24 (1033) 12 июня 2017
Потребительский рынок в России все-таки начал расти, и это сопровождается ростом инвестиций в потребительский сектор. В частности, компания Procter & Gamblе начинает пятимиллиардный инвестиционный проект в Новомосковске. О стратегии работы на российском рынке мы поговорили с президентом P&G в Европе Гэри Кумбом
«Мы видим рост рынка на уровне двух процентов»

— На форуме в Санкт-Петербурге вы заявили об очередном цикле инвестиций в российскую экономику. Речь идет о пяти миллиардах рублей инвестиций в новую производственную линию.

 

— Да, Procter & Gamble инвестирует пять миллиардов рублей в расширение и модернизацию производственных линии в Новомосковске. Эти линии будут производить широкий ассортимент товаров — подгузники Pampers, стиральные порошки, средства для мытья посуды. Часть инвестиций будет направлена на совершенствование экологически чистых технологий для перехода на полностью безотходное производство.

— Российское население за годы кризиса, особенно за последние четыре года, очень обеднело. Реальное падение доходов составило около 15 процентов. В долларовом выражении доходы упали до уровня 2005 года. Вы видите падение спроса или какие-то изменения в его структуре?

— Определенно этот кризис для российского рынка был очень сложным. Но сейчас мы видим рост рынка на уровне двух процентов. Измеряемый нами индекс потребительской уверенности сейчас, конечно, примерно на 25 процентов ниже, чем до кризиса, однако все же выше, чем два года назад, и потребители по-прежнему доверяют нашим брендам. Из тенденций можно отметить, что в кризис некоторые потребители переходили на малую упаковку, чтобы сократить свои повседневные расходы. Но покупки существенно участились. Десять лет назад потребитель совершал покупки в среднем один-два раза в неделю, сейчас — в среднем 24 раза в месяц. Люди покупают чаще, но средний объем корзины одной торговой сессии становится меньше. За десять лет количество покупательских каналов удвоилось. Набирает популярность малый формат магазинов рядом с домом. Количество потребителей, приобретающих продукцию FMCG-брендов на онлайн-платформах, выросло на 60 процентов за 2014–2016 годы. Заметно растет аудитория потребителей в возрасте старше пятидесяти лет как в России, так и в Европе.

— На рынках, которые производят сложные товары вроде автомобилей, важным аспектом является локализация производственной цепочки. Насколько я понимаю, в России не производится многих ингредиентов, сырья и материалов, которые потом превращаются в вашу продукцию. Это так или нет? И есть ли планы локализации производственной цепочки?

Мы присутствуем на российском рынке 26 лет и постепенно наращиваем долю местного производства. Но у нас есть естественные ограничения: многие виды сырья действительно не производятся на российском рынке, хотя прогресс в этом направлении есть. Сегодня степень локализации базы поставщиков — 60 процентов. В целом мы вложили в локализацию производства около 700 миллионов долларов за 26 лет.

— Можно привезти какой-нибудь пример на любом продукте, чтобы понять, из чего складывается эта локализация?

— Для различных продуктов эта структура будет разная. Если мы, допустим, говорим о бренде Pampers, то основным сырьем является химическое вещество, которое называется HGM. И где бы мы ни производили памперсы — в Великобритании или Германии, все равно нам приходится поставлять этот