Агроненастье-2017: за все заплатит потребитель

Русский бизнес / АГРОПРОМ Российские сельхозпроизводители компенсируют потери урожая, вызванные плохой погодой, повышением цен на продукцию. «Погодная» инфляция могла быть меньше, если бы аграрии не разуверились в механизмах господдержки и страхования
ТАСС

Поздняя посевная кампания, проблемы со всходами озимой пшеницы, слабая опыляемость растений и плодовых деревьев, болезни овощных культур — все это результат атаки на агросектор арктического циклона, принесшего нам самый холодный в этом веке май и почти побивший тот же рекорд июнь. Поэтому, объясняя понижение ключевой ставки ЦБ лишь на 0,25 процентного пункта (п. п.) вместо ожидаемых как минимум 0,50 п. п., аналитики ЦБ ссылались главным образом на охватившую европейскую часть страны холодную дождливую погоду, которая приведет к потере части урожая и, как следствие, к повышению стоимости продовольственных товаров, в первую очередь плодоовощной продукции. Некоторые плодоовощные хозяйства уже оценивают свои потери урожая в среднем в 20–30%, но рассчитывают окупить убытки за счет симметричного повышения цен на продукцию в связи с ее ожидаемым (а по ягоде уже очевидным) дефицитом. Производители зерна хотя и сетуют на возможные потери, но этому рынку помогут хорошие остатки с прошлого года и отчасти экспорт, который становится более выгоден при ослаблении рубля. В целом, похоже, российские аграрии научились переживать последствия стихии, опираясь на собственные силы и не рассчитывая на систему агрострахования.

Закрома покроют потери

В европейской части России и на Ставрополье урожай зерновых в этом году не будет таким же рекордным, как в прошлом, — в основном из-за скверной погоды. Если раньше Минсельхоз не планировал существенно ронять рекордную прошлогоднюю планку — 120,7 млн тонн зерновых (это было на 15% больше урожая 2015-го), то в начале лета спрогнозировал на этот год лишь 100 млн тонн с небольшим. С одной стороны, общие посевные площади в этом сезоне не сократились (30,6 млн га на 15 июня, или 98,7% от уровня прошлого года), а по кукурузе, сое, подсолнечнику, рапсу и сахарной свекле даже выросли. Но с другой стороны, в начале июня Росстат констатировал, что озимые агрокультуры в сельхозорганизациях погибли на площади 204,9 тыс. га, или 3% их посева, в том числе по климатическим причинам. Из-за плохой погоды в некоторых регионах техника поздно выходила в поля, в том числе поэтому общий посев яровых оказался меньше уровня прошлого года на 3,2% (18,2 млн га).

Наиболее крепко заморозки ударили по посевам подсолнечника в Воронежской, Ярославской и Костромской областях, где ожидается снижение урожайности на 10–15%. В Ставропольском крае, который входит в пятерку лидеров по производству зерна, в мае и вовсе паводками смыло около 8000 га посевов, а свыше 10,5 тыс. га долго оставались под водой. Только в этом регионе предварительная сумма ущерба агросектора от стихии оценивается местными властями в 175 млн рублей (включая погибших животных). Всего, по данным космического мониторинга Национального союза агрострахователей (НСА), почти на всей площади Свердловской, Челябинской областей и в западных районах Курганской области темпы роста сельскохозяйственных культур находятся на 10–20% ниже средних многолетних значений.

Однако критического дефицита зерна