Автономность, публичность, коммуникация

Политика / ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА Общественная палата потенциально способна стать сильным ретранслятором сигналов «вверх-вниз» — от народа к власти и обратно
ТАСС

Валерий Фадеев приказал заменить на всех этажах искусственные цветы живыми. Владимир Познер не поздравил Фадеева с избранием на пост секретаря Общественной палаты (ОП). Валерий Фадеев «жить не может без Навального», обвинил оппозицию в отсутствии «чувства истории» и превратит палату в предвыборный инструмент Владимира Путина. Фадеев продолжит имитировать работу общественного института… Так подали шестой созыв Общественной палаты некоторые крупные и не очень крупные СМИ. Можно посетовать на несерьезный взгляд коллег, но стоит отметить и тот факт, что ОП действительно заслужила часть критики и такой поверхностный анализ своей работы. Несколько опросов последних лет показывают, что больше половины жителей страны вообще не в курсе, чем занимаются виднейшие представители гражданского общества уже более десяти лет под соусом общественного блага. Лишь 10–15% оценивают работу ОП положительно.

Если бы общественные институты не являлись прямым отражением состояния и активности гражданского общества, сложилась бы и вовсе безрадостная картина профанации работы (а такой оценкой с невежественной легкостью делятся журналисты и эксперты). И этот же тезис говорит о том, что сегодня у Общественной палаты есть большой потенциал оседлать сильную волну низовой активности и стать коммуникативным посредником между властью и народом. Тем более что иных претендентов на этот участок не видно. А дальнейший вакуум коммуникации может иметь взрывные последствия для государства.

Эволюция палаты

Публичность работы Общественной палаты не была положена в фундамент ее создания. ОП создавалась в 2005 году скорее как консультационный орган, который обладал полномочиями проводить независимые экспертизы и «нулевые» чтения законопроектов. Считается, что Владислав Сурков задумал ОП для баланса издержек демократии, связанных с отменой губернаторских выборов. Хотя годом ранее Владимир Путин в ежегодном президентском послании довольно четко объяснил идею: «…Когда речь идет о нарушениях фундаментальных и основополагающих прав человека, об ущемлении реальных интересов людей», голос небольших гражданских объединений и союзов не слышен, а потому «постоянно действующие негосударственные организации могут обеспечивать независимую экспертизу важнейших нормативных актов, актов, непосредственно затрагивающих интересы граждан».

И сразу на старте проекта возник вопрос: зачем народу через ОП контролировать парламент, который этим же народом и избирается? К чему надстройка? Сегодня дать ответ кажется проще, чем двенадцать лет назад, просто проанализировав этапы развития российской политической системы. В 1990-е наше общество было атомизировано, разложено инстинктами выживания и разочаровано демократическими экспериментами. В 2000-е — поражено бациллой потребительского бума. Нельзя сказать, что партии того времени «никого не представляли», но большие сегменты общества оказались выброшены из политического процесса, поскольку были аполитичны или не доверяли депутатам, а в целом безмятежно радовались взл

За пять лет в России стало на 44 тыс. больше социально ориентированных НКО. Люди охотно поддерживают социально ориентированные НКО
Независимые исследования также подтверждают рост низовой активности в России (% опрошенных)