Итальянцы на Юге обыгрывают санкции

Русский бизнес / ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ Пример работы генерального почетного консула Италии в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах Пьерпаоло Лодиджиани показывает, что в период санкционной борьбы России и ЕС совместный бизнес представителей двух стран может расти. Итальянцы сегодня не пропускают ни одного крупного проекта на Северном Кавказе
АНДРЕЙ ЧУМИЧЕВ

Пьерпаоло Лодиджиани очень неплохо говорит по-русски, консулом Италии на Юге России он является уже девять лет. Но главное, говорит он не столько как политик, сколько как бизнесмен, сразу выходящий на рабочие схемы. Прежде чем стать консулом, г-н Лодиджиани был инвестором в экономику Юга России — его компания «Инвеста Финанс», торгующая европейской сельхозтехникой, инвестировала в садоводство Кабардино-Балкарии, много лет поддерживала выставку «ЮгАгро», приобрела и развивала хозяйство в Белореченском районе Краснодарского края. Но главная работа Пьерпаоло Лодиджиани — коммуникативная. Как это работает, я знаю по проекту «Италия встречает Кавказ», который реализуется уже несколько лет и предполагает ежегодный обмен бизнес-миссиями. Мне приходилось в них участвовать — сразу после рамочных встреч начинаются визиты на предприятия, выработка схем и проектов. В итоге Лодиджиани говорит уже о пяти инвестпроектах с участием итальянцев, которые связаны с проектом медицинского кластера на Кавминводах, хотя до самого кластера еще далеко. И товарооборот Италии с СКФО ежегодно прирастает, несмотря на санкции. Однако построить деловые отношения, которые позволили бы заниматься конкретными инвестпроектами, пока удается не со всеми регионами Юга России.

— Будучи человеком, занимающимся регулярными деловыми контактами Италии и России, как бы вы охарактеризовали вашу работу в последние два года? Как внешняя повестка дня повлияла на вашу деятельность?

— На Юге России у каждого региона своя специфика и стратегия развития. Например, для Кабардино-Балкарии Италия — это первый экономический партнер по внешнему товарообороту. Краснодарский край — это порядка семи процентов российско-итальянского товарооборота в целом по стране. Есть и регионы, где мы все еще недостаточно представлены. Так или иначе, несмотря на внешнюю повестку, мы продолжаем работу. И если Россия и Италия за три года потеряли до 60 процентов общего товарооборота, то в СКФО за этот же период ни разу не было спада. Наоборот, ежегодно мы увеличиваем товаро­оборот на 10–15 процентов. Это не очень много, но за этим стоит большая работа — как наша, так и самих регионов. Конечно, результаты разные. Возьмем для примера Краснодарский край и Ростовскую область, которые, с моей точки зрения, очень похожи по экономическому потенциалу. Если с первым наш товарооборот достигает почти миллиарда долларов, то с Ростовской областью — всего 50 миллионов, то есть в двадцать раз меньше. Эта разница во многом зависит от самих регионов. Когда проводится работа в этом направлении, тогда и появляется наилучший результат. А в СКФО сейчас множество интересных и качественных проектов, по которым мы надеемся на активное сотрудничество. В первую очередь я имею в виду развитие сельского хозяйства, медицинский кластер и развитие Каспийского центра в Дагестане. Работая над проектами, мы пытаемся изменить некоторые стереотипы в рамках российско-итальянской дискуссии. Мы хотели бы изменить лозунг «Сделано в Италии» на «Сделано с Италией»