Как устроен ММКФ

Культура / кино Кирилл Разлогов — одна из ключевых фигур Московского кинофестиваля — о том, как наполняется программа кинопоказов
ТАСС

Ведущий российский киновед, президент Гильдии киноведов и кинокритиков России Кирилл Разлогов — программный директор Московского кинофестиваля с 1999 года (с перерывом в 2006–2008-м). «Эксперт» поговорил с ним о том, кто и какие усилия прикладывает, чтобы наполнить программу кинопоказов ММКФ.

Как и через кого попадает фильм на Московский кинофестиваль?

— В его организации есть два этапа. Первый — это когда мы работаем, не имея на то никаких оснований. Зная, что фестиваль все-таки будет, мы с кем-то договариваемся, про какие-то картины узнаем и так далее. Но легальным он становится только в январе-феврале, что невероятно: фестивали класса А работают круглогодично. У нас этого нет. Постоянно действует только отборочная комиссия, члены которой, строго говоря, не являются сотрудниками дирекции фестиваля. Но как только подписан соответствующий договор с Минкультуры и фестиваль начинает функционировать, мы объявляем, что он состоится, через Withoutabox (это компания при известном сайте IMDB, который, в свою очередь, связан с Amazon). В принципе мы объявляем с опозданием, потому что в таких случаях делать это нужно в октябре, но ММКФ осенью еще нет.

И продюсеры начинают присылать нам картины. Такая практика существует у большинства больших фестивалей. Withoutabox наиболее известный агент, и, хотя появляются новые, делающие то же самое на более выгодных условиях, мы компанию, с которой работаем, не меняем. Это одна сторона процесса: фильмы поступают к нам с указанием, в какой программе их хотят видеть. Предварительно нужно утвердить регламент (который, опять-таки вынужденно, переутверждаем каждый год), чтобы правообладатели могли сообщить, на что они претендуют. И по мере поступления мы начинаем эти фильмы смотреть.

Мы устанавливаем дедлайн — крайний срок, после которого не принимаем заявки. Потом нам начинают звонить — просят принять заявку минуя Withoutabox: ему надо платить, если через него шлешь свои фильмы, поэтому продюсеры хотят, чтобы мы освободили их от оплаты.

Вторая сторона процесса — просмотр фильмов: команда отборщиков смотрит фильмы везде, где только можно, круглогодично. Есть у нас и специальные поездки. Это наиболее эффективная форма работы. Ты приезжаешь на два-три дня во Францию, в Испанию, в Японию, в некоторые другие страны. Там нас принимает министерство культуры, а во Франции — UniFrance; они бросают клич всем продюсерам: «Кто хочет послать фильм на Московский кинофестиваль?» — и те дают диски, или флешки, или интернет-ссылки. Естественно, мы смотрим далеко не все фильмы полностью: пятьдесят картин за два дня посмотреть невозможно. Пользуясь интуицией и знаниями, что-то смотрим до конца, что-то останавливаем и отметаем, а что-то останавливаем, но потом запрашиваем линки, чтобы фильм досмотреть.

Из этих двух встречных процессов и складывается программа фестиваля. Для конкурсной программы мы ищем мировые или международные премьеры. С этой целью смотрим еще не законченные фильмы. При этом понимаем, что очень большое количество лент ж