Навстречу обществу «сяокан»*

Экономика и финансы / МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА Китайская экономика ускоряет рост — помешать этому может только избавление от неэффективных и избыточных производств, которое затормозит промышленный выпуск
РИА НОВОСТИ

Цзинань по китайским меркам город небольшой, вместе с пригородами недотягивает и до семи миллионов человек. Это центр торговли сельхозпродукцией, а заодно поставщик трудовых ресурсов для Цзинаньского металлургического комбината. Хотя, как и у многих китайских городов, его история насчитывает свыше двух тысяч лет, почти весь Цзинань — новострой. Да, кое-где есть панельные трех- и пятиэтажки, сохранился старый квартал, но в основном город отстроен абсолютно заново. Помпезный центр сплошь в огнях, широкие проспекты, жилые двадцатиэтажки. В центре — магазины ведущих мировых брендов: Louis Vuitton, Cartier и т.д. Китайцы строят по плану, как строили мы в 1930–1950-е годы, — с запасом, с достаточной шириной улиц, многоэтажки здесь не давят, а воспринимаются как органичная часть города. И это портрет не только Цзинаня, но и всего Китая: по дороге из Шанхая на север встречаешь множество городов и микрорайонов, многие стоят еще темными — они не заселены. Сам Шанхай можно представить как тысячу московских Сити — на порядок интереснее спроектированных, с зеленью и тротуарами, выложенными каменными плитами. Страна более чем с миллиардным населением, почти половина которого до сих пор живет в деревнях (56% — в городах), активно застраивается. Ипотека дешевая (4–5% годовых), при инфляции 2–3% и росте экономики около 7% в год — не удивительно, что китайцы активно покупают новые квартиры, а жилье за последние пять-шесть лет подорожало в два-три раза. Замедление Китая в таком контексте выглядит какой-то насмешкой — даже если его экономика замедлится вдвое, нам все равно будет далеко до таких темпов роста. Да и само это замедление все больше похоже на миф, которым западные аналитики пугают публику, — пока китайская экономика продолжает развиваться.

Почему замедление Китая вообще всех беспокоит? Тут налицо некая подмена понятий. Китай — крупный торговый партнер многих стран мира (в последние восемь лет и России, доля КНР в нашем внешнеторговом обороте достигла уже 14%) и потребитель значительного числа товаров — начиная с сырья и заканчивая товарами люксовых брендов и американскими государственными облигациями. В связи с этим замедление Китая уже давно описывается как главный риск для всего мира. В действительности экономика Китая растет уже много лет подряд, не опускаясь к нулевым и тем более отрицательным темпам. Но инвесторы любят линейную перспективу и не любят естественных изменений. Быстрый рост середины 2000-х до сих пор отзывается в сердцах финансистов, и нынешние темпы в 6–7% кажутся им слишком низкими, хотя для такой экономической махины и это очень серьезные цифры. Очевидно, что чем больше будет становиться ВВП Китая, тем медленнее он будет расти, и это нормально — это прямо указывается и в официальных планах самого Китая. Опрошенные эксперты и компании, которые плотно работают с Китаем, в один голос говорят, что ситуация далека от критической, правительство спокойно и последовательно подстраивает свою политику под замедление роста. Более того, в этом го

*«Малое благоденствие»; общество средней зажиточности, достижение которого выступает целью китайских стратегов. Цель была сформулирована идеологом китайских рыночных реформ Дэн Сяопином в 1984 году.

2017 год может стать годом ускорения роста для Китая. Промышленное производство,инвестиции и розничные продажи в 2015-2016 гг. перестали притормаживать
С начала 2017 года прямые иностранные инвестиции в КНР демонстрируют нулевую или даже отрицательную динамику. На рубеже 2016-2017 годов девальвация юаня была приостановлена
Китай занимает пятое место в мире по размеру золотого запаса в составе международных резервов и активно наращивает его. Основное бремя долга несет на себе частный корпоративный сектор Китая