О двойном мальчике

Разное
Фото: Эксперт

Памятная доска, неожиданно восстановленная в зале Юридической академии, и результаты опроса, опубликованные «Левада-центром», породили гигантскую волну обсуждений. Эффект «мальчика, читающего Шекспира», то есть мелкой новости, как по команде обсуждаемой во всех соцсетях, а иногда и во всех медиа, оказался на этот раз небывало силён не только потому, что мальчик выпал двойной, — ещё и тема затронута важная. То есть поводы-то, как и положено, ничтожны. Про доску эту и говорить скучно; неинтересно даже гадать, подхалимаж таился в этом жесте или провокация, — очень уж сам жест конфузно неуклюж. Мраморная доска, славящая дежурное выступление Сталина перед затрапезным собранием «слушателей курсов секретарей укомов», подобна термиту без термитника. Она имела смысл только в контексте настоящего, не метафорического культа поминаемой личности —– и вопиюще бессмысленна в любом другом контексте, включая и сегодняшнюю Москву. Теперь, после шквала криков об этой доске, она приобрела некое наведённое значение, и начальство, вероятно, всерьёз ломает голову, как бы её без лишнего шума убрать, раз уж нельзя её без шума оставить. Впрочем, и оставить могут — как оставили в 2009 году неожиданно восстановленную под потолком метро «Курская» и тоже вызвавшую скандал надпись: «Нас вырастил Сталин на верность народу», — и тоже ничего не случится. Говорю же: дурное, но мелкое событие; делать исходя из него громкие выводы не стоило бы.

На громкие выводы, казалось бы, так и напрашивается другая новость: по данным «Левада-центра», 38% наших опрошенных соотечественников называют Сталина в числе десяти «самых выдающихся людей всех времён и народов», причём большего числа голосов не подано ни за кого. И громкие выводы из неё делают — нет числа заголовкам типа «Большинство россиян считают Сталина величайшим…» — заголовкам, как легко видеть, сильно перевирающим даже и ту зыбкую фактуру, которая в исходной новости была. Выводы эти неверны, всё не так мрачно (или, с точки зрения сталинистов, не так радостно). Но, я думаю, можно говорить о поразительном угасании исторической памяти. Словно нет у людей ни родителей, не дедов с бабками — или есть, но немые. Люди самым буквальным образом не знают (не помнят), как жила страна тридцать, а тем более семьдесят лет назад.

Попался мне вчера характернейший пост в фейсбуке. Некий, судя по тексту, довольно молодой человек говорит: некоторые пишут, что в позднесоветское время, от Брежнева до Черненко, в магазинах «часто не было еды — особенно мясо-колбасных изделий» и трудно было выехать в зарубежную турпоездку — «не только в кап., но даже и в соц. страну». Давайте, мол, разберёмся, правда ли это. И разбирается — подробно, по пунктам, и пунктов этих десятки. И несёт он в этих пунктах такое, что человек, заставший описываемую эпоху (а таких всё-таки десятки миллионов), должен весь рот раскрыть. Так, в самом же первом пункте говорится, что в Москве, Петербурге (!) и ещё где-то «было хорошо с едой на прилавках продмагов». Что ж, по сравнению с тогда