Театр правового абсурда

Политика / Право Система права, построенная в России, настолько запутанна и противоречива, что зачастую не оставляет чиновникам и бизнесу ни единого шанса не нарушить в своей работе какой-нибудь нормы закона
Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

Мы много говорим о необходимости улучшения работы прокуратуры, МВД, надзорных и контрольных органов. Но при этом сам объект, который они охраняют, как правило, остается за кадром.

Начнем с масштаба объекта охраны. Считается, что незнание законов не освобождает от ответственности. Однако в России добраться до знания о праве и законах, в которых оно изложено, непростая задача. В школах и вузах этому не учат, а правовая система «Консультант-плюс» бесплатно работает только по ночам и в выходные дни. При этом в ней десятки тысячи правовых актов, в которых не каждый юрист может разобраться.

От этого «правового цунами» страдаем не только мы, граждане, но и чиновники, особенно муниципальные. Нередко они не могут даже собрать воедино тысячи правовых актов, которым должны следовать, поскольку их этому тоже никто не учит. А потому, когда прокурор пишет: «Глава муниципального образования, являясь должностным лицом, постоянно осуществляя функции власти, обладая соответствующей квалификацией и опытом работы, знал требования федерального, регионального законодательства и иных правовых актов и должен был их соблюдать», — то понимаешь, что товарищ либо не осознает масштаб бедствия в органах местного самоуправления, либо делает вид, что не осознает.

Подчас и сами правоохранители не в состоянии освоить все, что должны охранять, в чем убеждаешься, когда на курсах повышения квалификации прокурорских работников задаешь вопрос: «Может ли глава муниципального образования принимать нормативные правовые акты?» Большинство слушателей этот вопрос ставит в тупик.

С внутренним устройством объекта охраны проблем еще больше. Вот, например, словосочетание «полномочие органа власти» — это «право» или «право плюс обязанность»? Ни один федеральный закон не отвечает сегодня на этот вопрос. В результате многие хорошие полномочия, установленные федеральным законами для органов власти регионов и муниципалитетов, даже не принимаются к исполнению, то есть не вписываются в положения о министерствах, управлениях и т. д. Управленческая вертикаль впадает в ступор. Уже не говоря о том, что, согласно Методике проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов, «употребление неустоявшихся, двусмысленных терминов» есть коррупциогенный фактор.

Еще одна проблема — разброс элементов нормы права по разным правовым актам. Поскольку любая норма права имеет три составляющие: гипотеза (условия), диспозиция (правило поведения) и санкция (меры принуждения за невыполнение правила в данных условиях), то закономерно ожидать, что все они устанавливаются одновременно и описываются в одном правовом акте. Но не тут-то было.

Например, полномочия органов власти определены почти во всех федеральных законах, а санкций за их неисполнение в большинстве случаев нет. Зачастую гипотеза и диспозиция — в одном законе, санкция — в другом, и не сразу найдешь в каком. В частности, о знаке «Ограничение скорости» написано в Правилах дорожного движения, а о наказании за превышение скорости — в Кодексе об админис

Проблемы российского права и правоохранительной системы