Треугольник силы

Политика / ВЕЛИКИЕ ДЕРЖАВЫ Лидерам России и Китая удалось достичь в Москве прогресса в двусторонних отношениях. Помог им Дональд Трамп
МИХАИЛ МЕТЦЕЛЬ/ТАСС

Россия и Китай уже давно провозгласили стратегическое партнерство, а Владимир Путин стал самым любимым партнером Си Цзиньпина на переговорах — они встречались более двадцати раз, и несколько раз уже в этом году. Некоторые западные политологи, как, впрочем, и увлекающиеся российские, начали вспоминать годы горячей, правда недолгой, послевоенной дружбы между нашими странами под лозунгом «Русский с китайцем — братья навек».

Однако на деле в отношениях все было не столь радужно. В экономике Москва и Пекин очень часто декларировали глобальные цели, в том числе поток из России в Китай ресурсов (прежде всего газа), поток из Китая в Россию юаней в виде инвестиций, а также поток товаров из Китая через российскую территорию в Европу. Все эти планы оставались по большей части на бумаге — китайцы жаловались, что россияне не выполняют взятых на себя обязательств (например, в области инфраструктурного строительства), а Москва обвиняла Пекин в излишней осторожности.

Что же касается политического сотрудничества, то и тут были проблемы: у Москвы и Китая действительно общие позиции по многим пунктам, однако китайцы вежливо уступали Кремлю защиту их общих интересов во всех регионах за пределами Восточно-Китайского моря. В итоге в Совете Безопасности Россия по Сирии, Ирану и Украине шишки получала в одиночестве.

Однако в последнее время российско-китайские отношения становятся все более прагматичными. И символом этого прагматизма стал визит в Москву «председателя Си», а точнее, соглашения, которые были достигнуты на его полях.

«Катюша» за Амуром

В экономике Москва и Пекин наконец перешли от громких слов о великом сотрудничестве к реальным проектам.

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) создает совместно с Банком развития Китая совместный фонд в размере 68 млрд юаней (около 10 млрд долларов), из которого будут финансироваться совместные экономические проекты. Кроме того, Внешэкономбанк и Госбанк Китая подписали соглашение о совместном финансировании технологических проектов на сумму до 6 млрд юаней. Наконец, РФПИ и Китайская инвестиционная корпорация договорились о докапитализации Российско-китайского инвестфонда на миллиард долларов. Теперь российским компаниям осталось только научиться правильно оформлять свои проекты, наполнять их качественным бизнес-контентом (а не только желанием получить легкие китайские деньги) и подавать заявки.

Кроме того, стороны окончательно определились с датой поставок российского газа по многострадальному трубопроводу «Сила Сибири» — первое топливо пойдет по нему в Китай с декабря 2019 года. Москва, конечно, рассчитывает, что поставки газа будут расширены: по мнению главы «Газпрома» Алексея Миллера, уже через несколько лет Китай начнет потреблять до 300 млрд кубоиетров газа вместо текущих 200 млрд, в том числе переведя часть электрогенерации с угля на газ. Поэтому, уверяет Миллер, до конца 2017 года будет подписан дополнительный контракт на поставки газа в Китай с Дальнего Востока.

Наконец, Москва сделала серьезный шаг в направлени