В пределах видимости

Специальный доклад / РЕЙТИНГ ГЛОБАЛЬНЫХ БИЗНЕС-ШКОЛ На глобальном рынке услуг бизнес-образования постсоветское пространство представлено парой десятков школ и факультетов. Что нужно сделать российским бизнес-школам, чтобы успешнее бороться за международных студентов?
ВЛАДИМИР МАШАТИН / ИТАР-ТАСС

В первое десятилетие XXI века число иностранных студентов в мире удвоилось, достигнув, по оценке ЮНЕСКО, 4,2 млн человек. К 2025 году ожидается очередное удвоение: уже 8 млн молодых людей будут учиться за пределами своих национальных юрисдикций. Вполне естественной кажется задача поучаствовать в дележе одного из самых быстрорастущих мировых рынков.

«Развитие экспорта образования — серьезная национальная задача для нашей страны. Нам есть что предложить, чему научить», — заявил в конце мая на заседании президиума президентского совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам глава правительства РФ Дмитрий Медведев.

Один из самых перспективных сегментов рынка образовательных услуг с точки зрения добавленной стоимости — бизнес-образование, стоимость диплома в этом сегменте заметно опережает все остальные. Основа для задания устойчивого вектора в этом направлении есть. Россия, по данным ЮНЕСКО, занимает пятое место в мире по количеству иностранных студентов, и динамика в последние годы выглядит внушительно (см. график 1). По расчетам Института социологии РАН и Центра социального прогнозирования и маркетинга, число иностранных граждан, очно обучающихся в российских вузах, вырастет с 185,3 тыс. человек в 2015/16 учебном году до 255,8 тыс. к 2019/20 учебному году и до 570 тыс. — к 2029/30 учебному году. При этом «экономика и управление» — третье по популярности направление (после инженерно-технических специальностей, медицины и фармацевтики), спрос на которое в основном предъявляют выходцы из стран СНГ (см. графики 2 и 3).

Однако по-настоящему сильных игроков, способных обеспечить предложение иностранным студентам, на российском рынке немного. В трех ведущих мировых рейтингах в области бизнес-образования (Financial Times, Forbes и Business Week) российские школы представлены двумя школами в одном рейтинге (Высшая школа менеджмента СПбГУ — в рейтингах Financial Times Masters in Management 2016 и European Business School Rankings 2016; ИБДА РАНХиГС — в рейтинге Financial Times Executive MBA Ranking 2016). При этом в мировых рейтингах вузов присутствует пара десятков российских университетов. Мы решили разобраться в причинах такого удивительного отставания и понять, как можно выправить ситуацию.

Для решения этой задачи Аналитический центр «Эксперт» подготовил рейтинг глобальных бизнес-школ постсоветского пространства и обсудил его результаты с профессиональным сообществом на круглом столе «Бизнес-школы России и стран СНГ: условия и стратегии успешного выхода на глобальный рынок», который состоялся в Москве в июне этого года.

Что мешает экспорту бизнес-образования

Рейтинговые исследования в области бизнес-образования преимущественно ориентированы на оценку перспектив карьерного роста выпускников и окупаемости вложений в такое образование. Наше исследование не претендует на комплексную всестороннюю оценку деятельности бизнес-школ, а фокусируется на одном аспекте — степени признания школы на международном уровне, от которой и зависят перспектив

Методология исследования

Под бизнес-школами мы понимаем частные и государственные организации и структуры университетского типа, реализующие базовые академические программы уровня бакалавриата и (или) магистратуры в области менеджмента (направления «менеджмент», «управление персоналом», «инноватика») и (или) программы дополнительного образования: MBA, EMBA, DBA. Основной рейтинг не представляет собой классический ранжированный список, а направлен на кластеризацию бизнес-школ в зависимости от их траекторий и уровня продвижения в глобальном пространстве.

При подготовке рейтинга используются два типа критериев: базовые (их выполнение необходимо для попадания в рейтинг) и дополнительные (существенные при оценке уровня и перспектив продвижения бизнес-школ).

Источники информации: база данных Scopus; официальные сайты аккредитующих организаций и официальные сайты бизнес школ; данные, предоставленные бизнес-школами.

Критерии включения в рейтинг

Наличие аккредитации первого уровня (AACSB, AMBA, EPAS, EQUIS) и (или) CEEMAN и (или) количество публикаций в журналах списка ABDC (Аustralian Business Deans Council)* в 2014–2016 годах — не менее 40 в базе данных Scopus. Вхождение журнала в данный список гарантирует, с одной стороны, приемлемый уровень качества публикаций, с другой — накладывает тематические ограничения (менеджмент, маркетинг и проч.).

На следующем этапе анализа из списка журналов были исключены журналы, перечисленные в Beall’s List, а также журналы, опубликованные издательствами, значившимися в Beall’s List на момент прекращения публикации данного списка (январь 2017 года)**. Количество публикаций определялось для организации в целом, а не для конкретной бизнес-школы.

Дополнительные критерии ранжирования

Развитие партнерств. Учитывались партнерства всех типов (обмен студентами, совместные исследования, совместные образовательные программы и др.) с зарубежными бизнес-школами, имеющими по крайней мере одну аккредитацию первого уровня.

Программы двойного диплома. Учитывались программы двойного диплома с зарубежными бизнес-школами, имеющими по крайней мере одну аккредитацию первого уровня. Обязательное условие: по итогам программы выдаются диплом российской бизнес-школы и диплом зарубежного партера. Не засчитывались программы по франшизе, программы, по результатам которых выдаются сертификаты, краткосрочные программы.

Визуализация базовых принципов глобальной видимости бизнес-школ

Ось абсцисс: количество публикаций (в соответствии с описанными выше критериями) рассчитано на основании значений кумулятивной функции вероятности по методологии z-score.

Ось ординат: достижения бизнес-школ в сфере аккредитаций и партнерств. Мы выделяем два реперных уровня: наличие одной аккредитации первого уровня (для нашей выборки это EPAS/AMBA) и наличие двух аккредитаций первого уровня (AMBA и EQUIS). Продвижение между уровнями осуществляется либо за счет аккредитации в CEEMAN, которая не является аккредитацией первого уровня, и (в большей степени) за счет программ двойного диплома, соответствующих методологическим принципам исследования.

Критерии отнесения к квадрантам

I квадрант. Наличие аккредитации первого уровня, не менее 150 единиц публикаций (значение получено эмпирическим путем).

II квадрант. Наличие аккредитаций первого уровня, количество публикаций менее 150.

III квадрант. От нуля до 150 публикаций, аккредитации первого уровня отсутствуют.

IV квадрант. Не менее 150 публикаций, аккредитации первого уровня отсутствуют.

*http://www.abdc.edu.au/master-journal-list.php

**http://beallslist.weebly.com/

Елена Лобанова, декан ВШФМ РАНХиГС:

— Для развития потенциала интернационализации многое уже сделано: унификация компетенций российских преподавателей, широкое распространение лучших учебников мирового уровня, регулярные стажировки за рубежом, устойчивые и долговременные контакты с зарубежными партнерами. В то же время интернационализация ассоциируется прежде всего с прямым обменом студентами, а потенциал исчисляется количеством обучающихся в российских вузах иностранных студентов. В этом смысле России необходимо резкое увеличение научного потенциала тех учебных заведений, которые занимаются бизнес-образованием. Так мы выровняем положение наших и зарубежных бизнес-школ, что и приведет к обмену студентами на равноправной и взаимовыгодной основе.

Есть и проблемы другого свойства. Например, незнание английского языка большинством российских бизнесменов средних лет. В таких случаях обычно с группой едет переводчик-синхронист или организуется параллельный перевод. Это приводит к удорожанию зарубежного обучения. И еще в России до сих пор господствует национальная система учета — РСБУ, которая во многом тормозит процессы глобализации знаний и навыков в нашем бизнес-образовании.

Наталья Печерица, директор Центра стран Азии и Тихоокеанского региона Московской международной высшей школы бизнеса МИРБИС:

— Несколько лет назад одно крупное маркетинговое агентство Европы исследовало вопрос, по каким критериям люди выбирают бизнес-школу для получения управленческого образования. И 80 процентов опрошенных ответили так: бизнес-образование надо получать там, где ты собираешься делать бизнес. Именно поэтому интернационализация должна стать одним из приоритетных направлений деятельности российских бизнес-школ. Одной из эффективных моделей продвижения в глобальном пространстве мы считаем членство в международных консорциумах.

Мы создали совместные программы обмена студентами с китайскими вузами, ведем исследовательские работы. У нас сложилась интересная программа обмена рабочими практиками с Гонконгским политехническим университетом, который занимает довольно высокие позиции в мировых рейтингах. Мы считаем, что разворачивающийся сейчас проект Китая «Инициатива экономического пояса Шелкового пути» будет стимулировать спрос на подготовку определенных кадров, и уже сейчас мы разрабатываем совместные программы подготовки таких кадров не только с государственными вузами Китая, но и с частными бизнес-школами.

Динамика численности иностранных студентов за период 2010-2015 гг. в отдельных странах СНГ и Восточной Европы
Основные группы специальностей, по которым иностранные граждане обучались по очной форме в российских вузах в 2014-2015 академическом году
Доля иностранных граждан, обучающихся по специализации "Экономика и управление", по странам происхождения
География зарубежных партнеров участников рейтинга
Топ-10 вузов по публикационной активности в области менеджмента
Уровень «глобальной видимости» участников рейтинга
Топ-10 бизнес-школ по количеству партнерств с зарубежными вузами, имеющими аккредитации первого уровня
Видимость бизнес-школ России и стран СНГ на глобальном рынке
Топ-10 бизнес-школ, реализующих программы двойных дипломов с зарубежными вузами, которые имеют аккредитации первого уровня