О двух новостях от министра образования

Разное
Фото: Эксперт

На днях по всем лентам прошло сообщение, что на заседании думского комитета по образованию Ольга Васильева, по выражению, дословно повторённому самыми разными СМИ, «анонсировала масштабную реформу школьного образования в России». Многих, включая автора этих строк, от такой новости сильно передёрнуло: опыт последних двадцати лет сделал звукосочетание школьная реформа таким же приятным, как бубонная чума: неужто, думаем, предстоит ещё порция? Успокоило продолжение фразы — тоже общее во множестве источников: «…в России — передачу школ от муниципальных властей региональным». То есть наши коллеги испугали нас зря. Г-жа Васильева говорила не о реформе школы, а о переменах в управлении и финансировании школ. Но поскольку в этих материях широкая публика не разбирается, то и дискуссий по этому поводу, почитай, не возникло.

Те же, кто в этих материях разбирается, склонны объявленный министром курс считать правильным. Да, во многих серьёзных странах школы суть дело совсем или по преимуществу муниципальное. У нас устроили так же — и вышло плохо. Сегодня приписка школ к муниципиям приносит двоякий вред: на школе сидит лишний слой начальников и контролёров, как правило, удручающего уровня компетентности — и на содержание этого лишнего, ни за что не отвечающего слоя уходит не такая уж малая часть скудного образовательного бюджета. Кроме того, по словам г-жи Васильевой, ни Минобр, ни регионы не имеют на десятки тысяч школ России прямых рычагов влияния. Такое мог бы одобрить разве что отпетый анархист, но и он согласился бы: при нынешнем уровне большинства российских школ говорить о свободе их творчества — значит зло издеваться. Давно не читали новостей о педагогах, не способных написать на тройку ЕГЭ? О злом и корыстном самодурстве директоров? Так почитайте, таких новостей много.

Разумеется, тот очевидный факт, что при нынешнем устройстве системы школы деградируют, не означает, что после намеченной перемены они начнут «как мухи выздоравливать». Тут важно бы знать, как именно система будет использовать вновь обретённые рычаги влияния. Но пока, увы, Минобр продолжает действовать в своей прежней, ещё реформаторской манере, делая из всего страшную тайну. Я, например, вчера случайно узнал, что близится к утверждению новая редакция стандарта основного общего образования*. Наспех опросив знакомых, профессионально отслеживающих образовательные нормативные документы, я обнаружил, что никто из них проекта новой редакции в глаза не видел и даже не слыхал о нём. Такой закрытости не было, кажется, и при Ливанове — пора бы поразвеять туман.

Отчасти на вопрос, как будут применяться рычаги, отвечает другая недавняя новость от министра Васильевой — её статья «По чему учить будем?». «Коммерсант», публикуя статью министра, объявил открытой общественную дискуссию. Г-жа Васильева говорит о ключевой роли учебников в создании единого образовательного пространства, в социализации детей. Она, в частности, пишет: «Так сколько нужно учебников, чтобы в сознании ребенка и подростка отчекани