Пришествие всеобщего алгоритма

Финансовые интернет-технологии / БЛОКЧЕЙН Технология блокчейн может сильно изменить реальность, в которой мы существуем, за счет колоссальной экономии на посредниках и издержках. Но чего-то подобного ждали и от интернета. Уже очевидно: если эту технологию монополизируют финансовые институты, все ключевые достоинства блокчейна могут быть похоронены

«Интернет-коммерция почти невозможна без участия доверенных посредников при проведении электронных платежей <…> но сама по себе система, в основе которой лежит доверие, далеко не идеальна» — так начинался документ, выложенный в сеть осенью 2008 года программистом Сатоси Накамото. С этого текста началась история биткойна — первой в мире виртуальной валюты. Создавая биткойн, Накамото предлагал отказаться от услуг любых финансовых посредников и перевести все транзакции в пиринговую (peer-to-peer — от пользователя к пользователю) сеть. Именно такую возможность дает блокчейн — технология, на базе которой построен выпуск биткойна.

Блок за блоком

Предположим, вы хотите перевести своему другу несколько биткойнов. Транзакция, которую вы создадите, будет включать в себя четыре значения: ваш биткойн-адрес, с которого переводятся средства, биткойн-адрес вашего друга, на которые они поступают (в обоих случаях речь идет об уникальной рандомной последовательности букв и цифр, исходя из которых невозможно узнать, кто получает и кто отправляет биткойны), сумму перевода и комиссию, значение которой вы задаете сами. Транзакция моментально становится видна каждому участнику системы. Но не только: все создаваемые транзакции в режиме реального времени можно увидеть, к примеру, на сайте Blockchain.info.

Затем в дело включаются так называемые майнеры, или процессоры. Это компьютеры, которые берут вашу и еще сотни других транзакций и собирают их в единый блок. Чтобы блок считался сформированным, майнеру требуется вычислить хеш-функцию — как и биткойн-адрес, это цифро-буквенная строка определенной длины, своего рода уникальный отпечаток, в который шифруются данные всех транзакций из блока. Создать хеш-функцию можно за считанные мгновения, но вся сложность в том, что по правилам, заданным Сатоси Накамото, каждая хеш-функция должна удовлетворять определенным требованиям. В частности, она должна начинаться с определенного количества нулей. Например, хеш-функции, высчитываемые, пока пишется этот текст, должны содержать в начале 17 нулей. Чтобы справиться с такой задачей, необходимо последовательно перебрать тысячи и тысячи хеш-функций. При этом система создана таким образом, что сложность задачи увеличивается по мере увеличения мощностей у майнеров: во времена Накамото заниматься майнингом можно было на обычном ноутбуке, сейчас для этого требуются внушительные вычислительные мощности. Поэтому под личинами майнеров уже, как правило, скрываются не конкретные люди, а крупные компании или объединения инвесторов. Например, один из самых крупных майнеров BTC China принадлежит одноименной шанхайской бирже. А пул, принадлежащий компании 21 Inс, по слухам, финансируется венчурными фондами Кремниевой долины.

Хеш-функция — залог того, что биткойн-систему невозможно взломать. Смена даже одного символа в исходном наборе данных меняет хеш-функцию до неузнаваемости. Более того, каждый сформированный блок существует не сам по себе, а получает номер, становится доступен опять-таки вс