Лес тяжело переваривается

Русский бизнес / ЛЕСНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ Развитие целлюлозно-бумажных производств даст России возможность перерабатывать низкосортную древесину, которая сегодня не востребована и остается гнить в лесах. А кроме того, мы будем увеличивать экспорт товарной целлюлозы. Это не продукция высоких переделов — но лучше целлюлоза, чем круглый лес
ПРЕДОСТАВЛЕНО SEGEZHA GROUP

Минпромторг практически завершил разработку стратегии развития лесного комплекса до 2030 года, осенью она должна быть внесена на обсуждение в правительство. Один из ключевых целевых индикаторов стратегии — рост объемов выработки целлюлозы, в стратегии четко обозначен приоритет инвестирования в новые целлюлозно-бумажные производства. Сейчас Россия «варит» 8,2 млн тонн целлюлозы. По мнению чиновников, исходя из имеющегося природного ресурса у нас есть потенциал увеличения объемов более чем в два раза — на 11,5 млн тонн, в том числе на существующих площадках — на 3,4 млн тонн. Однако участники рынка считают, что в нынешних условиях этот потенциал не может быть реализован.

Бумажные проекты

Минпромторг надеется, что в ближайшие годы в стране появятся три-четыре новых ЦБК в расчете на рост мирового спроса на хвойную и лиственную целлюлозу и в этих проектах примут участие партнеры из стран АТЭС.

Как часть лесопромышленных кластеров целлюлозные заводы очень важны, потому что могут перерабатывать низкосортную древесину. В многолесных регионах Сибири и Дальнего Востока в лесах остаются миллионы кубометров этого материала, на который нет спроса, констатируют в Рослесхозе. Вывозятся в основном качественные сортименты, такие как пиловочник и фанерный кряж.

В последнее десятилетие правительство пытается стимулировать переработку древесины внутри страны, в том числе в целлюлозу, вводя высокие экспортные пошлины на вывоз необработанной древесины и поддерживая переработчиков. В результате, как утверждают в Рослесхозе, стабилизировался объем леса-кругляка, отправляемого на экспорт. «Гнать кругляк на экспорт — это уже дело прошлое, — говорит Игорь Новоселов, независимый аналитик ЛПК. — Хотя объем экспорта довольно большой, 19–21 миллион кубометров, но часто это лес, который не находит спроса внутри страны, а за рубежом его готовы покупать и перерабатывать. Есть исключения: дефицитный и востребованный фанерный кряж в СЗФО экспортируют финнам».

По данным Segezha Group, одного из крупнейших лесопромышленников, за последние семь лет экспорт из России круглого леса на рынки стран АТР сократился вдвое, при этом экспорт, к примеру, пиломатериалов вырос в 1,7 раза.

Основные мощности целлюлозно-бумажной промышленности находятся на северо-западе европейской части России и в южных районах Сибири. С начала 1990-х ведущие предприятия отрасли провели масштабные реконструкции, что позволило, по оценкам Минпромторга, увеличить производственные мощности на 30%. С 2012 года объем производства целлюлозы в стране вырос на 7%. Одним из крупнейших проектов со времен СССР стала модернизация двух комбинатов группы «Илим», в Братске и Коряжме, в которую было вложено 2 млрд долларов.

Но ни одного нового комбината за последние сорок лет построено не было. Крупные интегрированные комбинаты — это сложные проекты, для которых нелегко найти площадки с хорошей лесосырьевой базой, транспортной инфраструктурой и приемлемой по цене энергией. «Несмотря на огромную территорию России, таких площадок