Индикаторы
ДЕЛОВАЯ КОНЪЮНКТУРА

Индекс адаптации российской промышленности на рекордном максимуме

Инфляция проваливается все ниже таргета ЦБ Реальный курс рубля снизился за май–август на 10%

Определяющая оценка индекса адаптации (нормальности) российской промышленности для третьего квартала 2017 года продемонстрировала дальнейший рост показателя и достижение им очередного исторического максимума: 78% отечественных предприятий адаптировались к текущему состоянию конъюнктуры, свидетельствуют последние опросы Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара. Уровень адаптации вырос в текущем квартале на два пункта, а общий рост показателя за последние 11 кварталов (то есть с конца 2014 года) составил семь пунктов.

«Такого странного “кризиса” российская промышленность за всю многолетнюю историю наших наблюдений за ней еще не переживала, — комментирует заведующий лабораторией конъюнктурных опросов ИЭП Сергей Цухло. — Загрузка производственных мощностей в кризисные 2015–2016 годы не отличалась от загрузки мощностей в предкризисные 2013–2014-й и была всего на один-два процентных пункта ниже межкризисного максимума показателя, зарегистрированного в 2012 году. Но в 2017-м (по данным за три квартала года) загрузка снизилась на два процентных пункта по сравнению с 2016-м».

Однако российская промышленность чувствует себя относительно комфортно. Финансово-экономическое положение оценили как нормальное («хорошее» и «удовлетворительное») в третьем квартале текущего года уже 92% предприятий. Аналогичная ситуация складывается и с оценками предприятиями имеющихся у них производственных мощностей. Достаточная обеспеченность машинами и оборудованием «в связи с ожидаемыми изменениями спроса» тоже вышла на исторический максимум. Сейчас так оценивают свои мощности 84% предприятий. А еще 13% считают свои мощности избыточными. Таким образом, дефицит мощностей испытывают только 3% предприятий, и это почти исторический минимум. Меньший дефицит мощностей российская промышленность испытывала лишь перед дефолтом 1998 года.

Растянувшийся до июля отопительный сезон не только помог разогнать квартальный прирост ВВП до давно невиданных 2,5% в годовом сопоставлении, но и сдвинул сроки поставки овощей и фруктов нового урожая. В результате наблюдалось аномально сильное удорожание плодоовощной продукции весной и в начале лета, по отношению к которому традиционный спад цен на нее в конце лета оказался небывало сильным.

Годовая инфляция в августе замедлилась до 3,3%, побив прежний рекорд (3,6% в апреле 2012 года), образовавшийся тогда в результате наложения разовых причин — переноса индексации тарифов ЖКХ с января на июль на такой же спад плодоовощных цен, взлетевших зимой 2010/11 года из-за засухи 2010-го. Тем не менее вклад денежно-кредитной политики в нынешний «недолет» цели по инфляции тоже присутствует. «Неплодоовощная» продовольственная инфляция впервые замедлилась менее чем до 3% в годовом сравнении, годовой рост цен на непродовольственные товары два месяца подряд тоже был ниже 4%, в частности из-за замедления роста цен на легковые автомобили (до 2,6% в годовом сравнении в августе). Возможность опуститься ниже 4% за год отсутствует только в сегменте услуг, рост це

Фактически август 2017г. характеризовался дефляцией
За май-август 2017г. рубль ослабел в реальном выражении на 10% после почти 40%-го укрепления в предыдущие 12 месяцев
С начала 2017г. золотовалютные резервы России выросли на 46 млрд. долл.
С мая 2015г. масштаб рефинансирования банковской системы со стороны ЦБ монотонно сокращается.