Даже без пробирки

Тема недели / СДЕЛКА С ИРАНОМ Дональд Трамп де-факто разорвал ядерную сделку с Тегераном просто потому, что она ему не нравится. Тем самым американский президент поставил под вопрос не только мир на Ближнем Востоке, не только остатки американской репутации, но и весь режим нераспространения ядерного оружия
ТАСС

Президент США Дональд Трамп де-факто похоронил ядерную сделку, заключенную международным сообществом с Ираном. По закону глава государства должен каждые три месяца выступать с докладом и сообщать Конгрессу, считает ли он, что: а) Иран соблюдает условия сделки и б) соответствует ли сделка американским интересам. Тринадцатого октября Трамп заявил, что сделка американским интересам не соответствует. Теперь у Конгресса есть 60 дней на определение ее судьбы (отменять или пересматривать), и, если за это время конгрессмены ничего не надумают, Трамп пообещал из сделки выйти.

Решение американского президента на первый взгляд нелогично.

Во-первых, выход США из сделки снимает с иранской ядерной программы все моральные наручники. Дело в том, что законных оснований не давать иранцам работать с атомом нет: согласно Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) страна может развивать ядерную энергетику. Однако все опасались, что мирный иранский атом на определенном этапе развития превратится в оружейный, и на основании этого беспокойства вводили санкции и запреты. Иранцы пошли навстречу беспокоящимся и взяли на себя определенные ограничения. Если США безосновательно, исходя только из желания Трампа, выходят из сделки, то после этого трудно будет убедить иранцев еще раз ограничить свои ядерные права.

Во-вторых, Трамп своими собственными руками уничтожает прецедент решения вопроса нераспространения через переговорный формат. Если бы американо-иранская сделка удалась, на ее основе можно было бы выработать некую формулу решения другого ядерного кризиса — северокорейского, а также всех последующих (ведь ни для кого не секрет, что ДНЯО практически мертв). Однако теперь, после разрыва сделки (которую Иран соблюдал практически от и до), тот же Ким Чен Ын еще раз убедится, что договариваться с Соединенными Штатами бессмысленно.

Однако у Дональда Трампа свои мотивы. К сожалению, его внешняя политика стала заложницей внутренней, и для решения многочисленных внутриполитических проблем хозяину Белого Дома нужен официальный враг. Не аморфный (вроде запрещенного в России «Исламского государства»), не слишком опасный, как сама Россия, и не слишком маленький, как КНДР. На роль этого врага был выбран Иран, и срыв ядерной сделки должен послужить началом спасающей рейтинг Трампа полномасштабной конфронтации Соединенных Штатов и Исламской Республики. Вплоть до перевода ныне идущей холодной войны между ними в горячую.

Правильный враг

У американских президентов уже входит в традицию объявлять очередную «ось зла». У Джорджа Буша-младшего это был Иран — Ирак — Северная Корея, у Барака Обамы появилась Эбола — Россия —терроризм. Трамп же определил на эту роль Венесуэлу, Северную Корею и Иран. И если борьба с Венесуэлой (а точнее, с президентом Николасом Мадуро, узурпировавшим власть и своей экономической политикой доведшим страну до краха) и КНДР (угрожающей всем соседям не только ядерной боеголовкой, но и, что важнее, распространением ядерного оружия) понятна и даже встречает по