С пачками денег и в поисках счастья

Экономика и финансы / PRIVATE BANKING Рынок private banking в 2017 году вернулся к активному росту. Причина — резкий рост числа состоятельных людей и снижение ставок по депозитам

«Крайне трудно найти свободные сейфовые ячейки большого размера, потому что они забиты наличными деньгами, в основном валютой, — рассказывает Антон Дудин, начальник управления продаж ИК “Велес Капитал”. — Это говорит о том, что состоятельные клиенты опасаются инвестировать свои средства. В валюте банки дают один процент годовых, а продавать сейчас валюту и инвестировать в рублях готовы не многие, люди еще помнят скачки курса в 2014–2015 годах)». Тем не менее подразделения private banking в банках, управляющих и брокерских компаниях видят прекрасные перспективы рынка банковских и финансовых услуг для состоятельных клиентов (именно так можно описать private banking). Основные тренды на этом рынке в России — уход в более крупные, более надежные банки, в первую очередь государственные, и продолжающийся рост интереса к различным инвестиционным продуктам на фоне снижения ставок по депозитам.

Богатых стало больше…

«По оценкам специалистов, работающих в private banking, этот сегмент остается одним из немногих направлений российской банковской индустрии, где ожидается рост комиссионных доходов», — отмечает руководитель департамента по работе с состоятельными семьями банка “Уралсиб” Ольга Дегтярева. Она также приводит данные французской Capgemini (глобальное исследование Wealth Report 2017), согласно которым, общее число хайнетов (клиенты категории HNWI, High Net Worth Individuals — высокообеспеченные частные лица), проживающих в России на начало 2017 года, составило 182 тыс. человек. Годовой прирост – 20%. Это самый сильный результат, по данным Capgemini, среди всех стран мира.

Цифру в 183 тыс. человек можно рассматривать в качестве потенциала российского рынка private banking. «Не секрет, что большую часть своих активов (по экспертным оценкам, до 70–80 процентов) состоятельные люди в нашей стране предпочитают размещать за рубежом. Поэтому многие из них являются клиентами западных private banks, а не российских. В частности, российская Frank Research Group, которая провела в этом году очередное исследование отечественного рынка private banking, подсчитала, что реальный объем клиентского сегмента private banking в России — 20–25 тысяч человек. Это именно те клиенты, которые разместили в России в банках средства на сумму, эквивалентную миллиону долларов и больше», — добавляет Ольга Дегтярева.

С другой стороны, заместитель председателя правления — член правления Росбанка Улан Илишкин говорит, что оценить объем и особенно потенциал рынка private banking непросто — сегмент очень закрытый. «Я не рекомендовал бы безусловно доверять данным исследований, проводимых различными (в том числе очень уважаемыми) компаниями, — отмечает г-н Илишкин. — Их оценки разнятся, так как очень сильно зависят от количества и веса на рынке опрошенных банков, от метода подсчета активов в управлении, от оценки регионального потенциала и так далее».

Господин Илишкин добавляет, что, хотя в Москве рынок почти поделен, это не статичная ситуация. «В портфеле московского состоятельного кл

Российский рынок private banking снова растет