Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Политика

Страна для всех

, , 2017
СЕРГЕЙ ЖЕГЛО

Анализ докладов рабочих групп «Единой России», представленных на прошлой неделе, показывает, что у элиты есть одновременно прагматичные и революционные (в некоторых аспектах) решения проблем страны

«Чжан демонстративно разорвал ордер на арест, когда примерно 700–800 крестьян с мотыгами и жердями собрались в местечке Сиань… В условиях, когда народ возмутился чрезмерными тяготами, официальные власти провинции заявили, что у Чжан Дэаня были все основания придать гласности политику ослабления груза, возлагаемого на крестьян, и призывать население отказываться платить чрезмерные налоги». В этом эпизоде из китайской внутриполитической жизни Чарльз Тилли делает акцент на то, что эффективная демократизация политики, позволяющая развить общество и его благосостояние и не дающая скатиться к революции или репрессиям в условиях, когда в обществе есть конфликты (а в любом обществе есть конфликты), происходит тогда, когда значимая часть элиты однозначно встает на сторону народа. Именно этот факт — однозначное и деятельное признание частью элиты интересов и правоты требований народа — позволяет перестроить политику, не разрушая, а развивая сложившиеся институты. Такая точка зрения кардинально расходится с мнением, что развитие демократии всегда происходит за счет ослабления государства и уже сложившихся институтов.

Известие о том, что молодая блондинка будет баллотироваться на пост президента России, стала главной политической новостью прошлой недели. И, к сожалению, практически незамеченным в медиа прошло другое событие, как минимум не менее важное для внутренней политики страны. В понедельник сразу несколько рабочих групп Высшего совета партии «Единая Россия» (ЕР) представили предварительные версии трех докладов — «Справедливость и безопасность для России и мира», «Благосостояние и социально-экономическом развитие» и «Государственное политическое строительство». После доработки эти документы передадут руководству партии и страны. В прикладном значении разработки ЕР будут означать следующее: они сформулируют стратегические документы ЕР, в частности ее инициативы, которые подразумевают реализацию, причем довольно оперативную.

Пресса отреагировала на появление этих докладов на удивление скудно. За кадром комментировали в том духе, что в ЕР не первый год разные рабочие группы готовят свои разработки к программе партии. Раньше это делали платформы — консервативная, либеральная и патриотическая. Теперь, с упразднением платформ, по инициативе Бориса Грызлова были собраны рабочие группы по трем направлениям. Вроде бы принципиально ничто не изменилось. Однако, на наш взгляд, принципиально изменилась одна вещь: подготовленные материалы содержат ответы на все актуальные вызовы, которые сегодня стоят перед страной: необходимость преобразования внешних успехов России во внутреннюю эффективность, технологический рывок и рост благосостояния народа, расширение публичной политики и гражданской инициативы. Причем некоторые из этих ответов являются одновременно и почти революционными для нас (например, значимые налоговые послабления для бизнеса), и абсолютно прикладными.

Появление этих разработок меняет, и очень вовремя, контентный ландшафт, предстоящей президентской кампании. До сих пор он складывался из четырех элементов. Некой программы разработки образа будущего, то ли заказанной, то ли нет администрацией президента. Либерально-оппозиционным фоном, который так или иначе сводится к формулам «Я против», «Мне надоело» и «Мы ждем перемен». В экономической части — программой «Партии роста» Бориса Титова и программой Алексея Кудрина. Две последние программы были в прямой конкуренции как претендующие на то, чтобы определить программу правительства РФ в следующем цикле. Однако, похоже, обе в этом качестве не состоялись. Обе оказались излишне академичными и узкими. «Титовская» — сосредоточенной на денежной политике и расширении денежного предложения. «Кудринская» — на абстрактном утверждении о необходимости структурных реформ. И сейчас было совершенно неожиданно, что рабочая группа ЕР предложила детализированную и прагматичную разработку.

Экономика для всех

Когда примерно два года назад Владимир Путин начал искать выход из экономического тупика, сразу три команды — Министерство экономического развития под руководством тогда еще Алексея Улюкаева, ЦСР под руководством Алексея Кудрина и Столыпинский клуб под руководством бизнес-омбудсмена Бориса Титова начали готовить собственные стратегии экономического развития, из которых, как предполагалось, президент либо выберет сильнейшую, либо создаст некий синтез из идей и предложений. На заседании Экономического совета при президенте России в мае прошлого года концепции были представлены — и отправлены на доработку. Появление доработанных стратегий ознаменовалось активной критикой предложений Столыпинского клуба и намеками на самых разных экономических форумах на то, что главной должна стать стратегия ЦСР, однако пока страна ждала, что же выберет президент, рабочая группа ЕР уже начала работу над своей собственной концепцией экономического развития.

Первое, что бросается в глаза, — существенно больший охват страны в концепции ЕР. Рабочая группа постаралась сделать так, чтобы включить в периметр предстоящих изменений действительно всех жителей страны — и молодых, и более зрелых, жителей и крупных городов, и отдаленных поселений. Только в концепции ЕР появилась прямая ставка на регионы, которым предлагается дать больше возможностей — и возложить на них реальную ответственность.

Эта широта очень важна. Семь лет назад «Эксперт» задался вопросом: какой сегодня может бы политическая концепция российской модернизации, вовлекающая в проект нацию? (см «Нация-предприниматель», «Эксперт» № 36 за 2010 год). Оказалось, что для органичных модернизаций характерна апелляция как можно к более широким слоям граждан и их вовлеченность в процесс, а также наличие мощного политического оформления, определяющего сверхзадачу нации. Решение этой сверхзадачи общими усилиями нации приводят к принципиальному изменению социальной структуры. В результате успешной модернизации все без исключения страны, ее прошедшие, увеличили долю среднего класса с 20–25% населения в начале до 60–70% в конце. Рабочая группа ЕР тоже пытается обозначить сверхзадачу — переход всей страны на новый технологический уклад с целью тотального роста благосостояния людей и одновременной возможностью занять в мировой экономике, устроенной в соответствии с этим новым укладом, едва ли не лидирующее место.

Какие для этого предлагаются шаги?

 13-02.jpg СТОЯН ВАСЕВ
СТОЯН ВАСЕВ
 13-03.jpg

Люди: стандарт благосостояния

Благосостояние авторы доклада определяют как неразрывный комплекс объективных показателей и восприятия людьми своей жизненной ситуации. «Важнейший критерий — восприятие гражданами развития страны, региона, города, иного населенного пункта как идущего в правильном направлении, а тенденций и перемен в жизни — как позитивных, — пишут авторы доклада. — Россия должна быть страной народного благосостояния. Это главная цель государственной социально-экономической политики, любых принимаемых органами власти и управления мер».

В качестве задачи ближайшего времени авторы доклада обозначают обеспечение равного доступа всех граждан России к инфраструктуре, здравоохранению, образованию, культурному достоянию, социальным услугам — вне зависимости от места проживания. Эта возможность достигается за счет развития современной инфраструктуры — как систем связи, так и дорог.

По замыслу авторов, в стране должен развернуться общероссийский всеобуч — все желающие должны иметь возможность овладеть профессиями, которые будут востребованы в новом технологическом укладе. Современная школа должна стать главным зданием в каждом городе, в каждом населенном пункте независимо от того, большой он или маленький. Такой акцент на образование очень напоминает образовательную политику раннего СССР, которая стала колоссальным ресурсом индустриализации. Для скептиков скажем, что мы недавно с удивлением обнаружили, что в России уже действует программа строительства современных школ объемом три триллиона рублей. Здесь же хочется добавить, что недавняя смена министра образования кажется подготовкой к новой концепции школы, где элитное образование доступно везде и всем.

В отношении малого бизнеса предлагаются широчайшие возможности. Малый бизнес должен быть многообразен по форме. Должны быть разрешены и облегчены с точки зрения регистрации частные практики врачей, учителей и т. д. На пять лет всем «частникам», семейному и малому бизнесу предлагается дать полную свободу, освободив от всех налогов. Трудовое законодательство и инфраструктура должны быть устроены так, чтобы людям не приходилось выбирать между работой и семьей, а они могли бы это успешно совмещать.

О повышении пенсионного возраста авторы доклада говорят крайне осторожно, призывая серьезно рассчитать последствия, но в любом случае уточняют, что необходимы разные программы занятости и самозанятости людей старшего поколения. При этом роль основной движущей силы развития нового технологического цикла, формирования новых производственных цепочек отводится, конечно же, молодежи.

Среда: новая инфраструктура, одноэтажная Россия, технологический рывок

Центральная идея доклада заключается в том, что сегодня, в эпоху формирования нового технологического уклада, Россия должна поставить себе задачу стать одним из его лидеров. Инвестиции должны быть направлены не столько в обновление основного капитала, сколько в создание принципиального нового основного капитала, базирующегося на цифровых технологиях. Масштаб «технологической “переукладки” экономики» должен быть сопоставим с программой электрификации России в двадцатых годах прошлого века. Центром технологического рывка должна стать инфраструктура. Причем, как рассказывал ранее в интервью «Эксперту» член Высшего совета партии «Единая Россия», координатор рабочей группы Олег Бударгин (см. «Новый технологический цикл важнее санкций», «Эксперт» № 42 за 2017 год), инфраструктура должна отвечать уже современным требованиям — нам нужны скоростные дороги (железнодорожные и автомобильные), скоростная связь и т. д.

Создание современной инфраструктуры необходимо прежде всего гражданам России. Без нее возможности комфортной жизни и ведения бизнеса крайне ограничены. И наоборот, развитие инфраструктуры даст огромный рывок бизнесу, о чем нам, журналистам «Эксперта», не раз приходилось слышать от этого самого бизнеса. Надо также учитывать, что расстояния России, ее широкое соседство с азиатским регионом дает возможность использовать инфраструктуру для обеспечения этих регионов энергией и транспортом.

Тема превращения недостатка территориального масштаба страны в преимущество звучит и в контексте жилищной политики. В ЕР выступают за широкое малоэтажное строительство. Вопреки засилью многоэтажного строительства люди хотят жить в отдельных домах. Поэтому целью экономической политики должно стать строительство и развитие «одноэтажной России». Необходимы новые стандарты жилищного строительства и транспортной доступности. Связанный вектор — сделать так, чтобы жизнь в небольших городах, в сельской местности становилась более привлекательной для молодежи в плане и социальных гарантий, и наличия рабочих мест. Еще один момент — всеобщая реновация, обновление жилья и строительство новых домов и целых населенных пунктов по всей стране.

 13-04.jpg ТАСС
ТАСС
 13-05.jpg

Промышленность: заводы развития

По замыслу авторов доклада, Россия должна быть в числе мировых лидеров — а значит, быть великой технологической державой. Точками роста, «инструментами технологического развития отечественной промышленности» должны стать госкорпорации и связанные с ними или отпочковавшиеся от них так называемые заводы развития. Заводы развития — это «ядра формирования новых высокотехнологичных производств, технологических решений, новых индустриальных сервисов и услуг, обеспечивающих развитие российской экономики современного постиндустриального типа с высоким уровнем автоматизации производственных процессов и интегративных инфраструктур». Именно здесь должны возникать новые восокопроизводительные рабочие места, именно такие заводы и крупные компании, компании с государственным участием, должны формировать рынки для новой высокотехнологичной российской продукции. Особо авторы указывают на необходимость стимулировать внутреннее производство необходимого оборудования и программного обеспечения. Частные предприниматели при поддержке государства должны развивать принципиально новые виды бизнеса, формируя новые международные производственные цепочки.

Здесь же звучит мысль, что мы должны уйти от идеи прикладной науки к науке фундаментальной и в тесной связи с Академией наук начинать развивать высокотехнологичное производство. То есть, по замыслу, это будет триада: крупные госкомпании, окруженные сателлитами среднего бизнеса и питаемые отечественными фундаментальными разработками. Для мирового развития это тоже не новость. В 1960-е годы управление научно-технологическим прогрессом в западных странах строилось именно по такому принципу. Здесь же хочется добавить, что недавнее избрание главой РАН ученого-физика в этом контексте кажется не случайным. Судя по всему, элиты переориентирует свой интерес с сугубо прикладной науки на фундаментальную.

Отдельно хочется отметить, что несмотря на большую роль, которая отводится госкомпаниям, рабочая группа однозначно отдает себе отчет в ценности предпринимательства, рынка как источника предпринимательской энергии. Никакого возврата к СССР не будет. Симбиоз госучастия и частного сектора должен дать возможность формирования долгосрочного горизонта и одновременно быстрого проникновения лучших технологических решений в рынок.

Регионы: наращивание доходов и кооперация

Регионам, как уже было сказано, уделено особое внимание. Россия — это не Москва и не агломерации. Обеспечение развития и выравнивания доступа к жизненным благам неминуемо требует выравнивания экономического потенциала регионов. Для этого предлагается по-новому подойти к бюджету — оставлять регионам до 75% дельты от доходов, чтобы дать им стимул развивать собственные источники доходов. Развитие территорий должно стать задачей регионов.

В последние месяцы нередко звучали гипотезы о планах Кремля по объединению регионов. На наш взгляд, это сильно расходилось с тем, что мы наблюдаем, — а наблюдаем мы самую быструю и самую масштабную смену губернаторов. (Зачем менять губернаторов, если их собираются объединять?) Разработчики в ЕР предлагают регионам кооперацию, когда это уместно, — совместное развитие транспорта, систем здравоохранения. Устранение в целях экономии и повышения эффективности дублирующих органов власти.

Деньги: средства госкорпораций, народные и инфраструктурные облигации

Предлагаемые меры требуют совершенно иной денежной, бюджетной, налоговой политики. Источником средств для масштабного строительства, модернизации и разворачивания новых производств должны стать средства госкорпораций, а также разного вида инфраструктурные и (или) народные облигации.

От госкорпораций будут требовать инвестиций, а не дивидендов любой ценой, приватизация как способ наполнения бюджета если и используется, то в крайне ограниченном формате. Участники рабочей группы, опираясь на собственный опыт, считают, что в госкорпорациях есть резервы наращивания эффективности за счет снижения себестоимости, что и должно стать источником инвестиций в основной капитал.

Интереснейшее предложение — проект «Бюджет-онлайн»: электронная система, которая позволит каждому гражданину страны отслеживать поступления и расходы в бюджетной системе — сначала на федеральном и региональном, а позже и на муниципальном уровне. Цель — рост доверия общества к органам власти и управления всех уровней.

Госуправление: новый госплан

Связность планов муниципалитетов, регионов и федерального центра — с включением сюда и отраслевых планов, и планов госкорпораций, — необходимое условие того, чтобы все предложения доклада заработали. В интервью «Эксперту» Олег Бударгин определил это как синхронность действий и планов по отраслям, регионам и муниципалитетам. Над всем этим должен стоять действительно долгосрочный стратегический план развития страны — на несколько десятков лет.

Члены рабочей группы совершенно четко делают ставку на внутренний рынок, внутренний спрос и внутренние же инвестиции. Инвестиции в инфраструктуру, по их мнению, есть «оптимальный путь перераспределения ресурсов и рабочей силы в отрасли экономики, способный обеспечить долгосрочный экономический рост».

Интересно, что страна, опережая замыслы разработчиков, уже свернула на этот путь развития — основным драйвером экономического роста в 2017 году, по прогнозу Минэкономразвития, станет восстановление потребительского спроса. Он обеспечит прирост ВВП на 1,2 процентного пункта, а вот экспорт влияния на рост ВВП практически не окажет. Что же касается ближайшего будущего, то в прогнозе социально-экономического развития России на 2018–2020 годы от МЭР главными драйверами экономического роста названы обрабатывающая промышленность, строительство и оптовая и розничная торговля.

Внешнее ради внутреннего

Авторы доклада «Справедливость и безопасность для России и мира» предлагают концепцию внешней политики, которая прежде всего отвергает идею изоляционизма и «осажденной крепости». Российская Федерация — одно из немногих государств в современном мире, которое закрепило за собой право на суверенитет и обладает возможностями его защитить. Эта данность вполне может считаться победой на протяжении последних четырех лет непрерывного давления Запада, но не может оставаться главным постулатом страны как на внешней арене, так и для сограждан. Извлеченные выгоды и достижения необходимо использовать для «создания благоприятных условий для устойчивого роста экономики и повышения благосостояния народа».

Россия может экспортировать элементы своей внешнеполитической доктрины, в том числе безопасность, суверенность и стабильность, как в технологическом, так и геополитическом смысле. Настало время лидерства, задают планку авторы доклада: «На фоне системного, концептуального кризиса Запада Россия должна предложить миру позитивную повестку дня». Для Запада у нас есть программа коллективных усилий против международного терроризма, милитаризации Восточной Европы, обострения политических кризисов и вооруженных конфликтов в различных частях света. После успешной сирийской военной кампании появился задел для укрепления и расширения альянсов с государствами Ближнего Востока. Здесь Россия будет участвовать в конструировании архитектуры региона на ближайшие десятилетия. Суверенность, верховенство международного права, укрепление коллективных начал — все эти подходы созвучны ценностям граждан. Согласно опросам ВЦИОМ, 88% граждан считают, что следует стремиться к большей справедливости в международных отношениях.

Бóльшая часть доклада посвящена развитию интеграционных процессов в Евразии. «Евразийское пространство — Большая Евразия — для России будет особенно важно, — говорит Вероника Крашенинникова, член высшего совета партии “Единая Россия”. — Нам нужны там мир и безопасность, иначе конфликты, как огонь, могут переброситься и к нам. И нам нужен четырехмиллиардный рынок от Турции до Японии, потому что российский рынок в 146 миллионов потребителей не даст достаточного роста нашей экономике. А Большой Евразии нужны российские ресурсы, земля и компетенции. Нам самим нужно увидеть Россию по-другому: не как восток Европы, а как север Большой Евразии. И интегрироваться с евразийскими рынками и инфраструктурой».

Логика такова: Россия пока не в состоянии конкурировать ни с Евросоюзом, ни с Китаем, а внутренний рынок недостаточно емкий для выращивания глобально конкурентно способных компаний и технологических платформ. А потому мы должны выйти на большой евразийский рынок, растущий со скоростью 5% в год. Нужна континентальная транспортная, энергетическая и информационная инфраструктура, а также мир, стабильность и безопасность в огромном регионе. Именно Россия видится тем евразийским арбитром, который способен обеспечить политические и военные гарантии безопасности для экономического рывка в Евразии.

И это не узкая внешнеполитическая риторика, которая смыкается с интересами россиян лишь по новостям и победным реляциям руководства. «Смычка прямая, — утверждает Вероника Крашенинникова. — Успех в роли “экспортера безопасности” дает внутри России развитие высокотехнологичных отраслей экономики, научный и технологический рывок, диверсифицикацию предприятий ОПК. Об этом говорим давно, и некоторые серьезные шаги в этих направлениях уже сделаны. В социальном плане это значит становление научно-технической интеллигенции как среднего класса — наши инженеры и ученые давно заслуживают этого статуса. И это означает более справедливое и более стабильное общество».

 13-06.jpg
 13-07.jpg

Ценности для госстроительства

Революционное предложение для российской действительности выдвигают авторы доклада «Актуальные проблемы государственно-политического строительства». В центр этого самого строительства они помещают развитие человека и объединяющие граждан ценности, а не инструменты контроля и логику рыночной эффективности. О таком подходе власть имущих к собственному народу не приходилось мечтать, пожалуй, с конца перестроечных времен, когда всемогущий доллар, репрессивный аппарат и бухгалтерский расчет начали определять бытие сограждан.

С одной стороны, концепция строится на стабильности и устойчивости государственных образований как фундаментального фактора защиты человека и его ценностей. За последние годы можно было воочию наблюдать, как распад традиционных госинститутов приводит к разрушению государства, а следом — к системному нарушению гражданских прав и свобод и в конце концов к большим жертвам. Примеры Ливии, Ирака, Египта, Сирии были бы для нас, может, не так остры, но колесо анархии прокатилось и вблизи наших границ по братскому народу.

С другой стороны, традиционные государственно-политические механизмы не могут оставаться прежними. Меняются технологический уклад, система трудовых отношений, система распределения благ, стираются национальные границы. А потому, заключают авторы доклада, «эпоха, когда политика сводилась к действию упорядоченных бюрократических машин, осталась в прошлом. Современное государственно-политическое строительство — эволюционный процесс, требующий постоянной оптимизации собственных инструментов и глубокого понимания проблем и вызовов, возникающих перед обществом и развивающейся социальной средой».

Эти вызовы, которые определяют развитие социальных отношений и функционирование политической системы России, упакованы в четыре проблемных поля, связанных с легитимностью управления, институтами представительства, гражданской активностью и человеческим капиталом.

«При разработке методологии мы исходили из того, что каждое из обозначенных направлений было проанализировано по четырем или пяти векторам, — говорит Владимир Плигин, член Высшего совета партии “Единая Россия”. — Мы исходим из того, что важнейшей формулой устойчивости общества является единение граждан вокруг фундаментальных ценностей. И если общество или большая часть общества эти ценности разделяет, то мы имеем дело с устойчивым государственным образованием, которое в условиях распада современного миропорядка не только выживет, но одновременно и сохранит важнейшее. Это важнейшее связано с жизнью конкретного человека, с его безопасностью, обеспечением его прав и свобод. Создаст комфортную среду для реализации личности и для активного участия гражданина в жизни государства. В этой связи были обозначены три ценности, на которые, мы предполагаем, стоит концентрироваться: это ценность справедливости, ценность ответственности и ценность доверия».

Справедливость — ценность, которая в рамках предлагаемого подхода к государственно-политическому строительству отражает противопоставление культуре патернализма и обеспечивает не материальное равенство, а последовательное соблюдение гражданских прав. Прежде всего справедливость означает системную реализацию возможностей и прав граждан в их саморазвитии и самореализации, прозрачность и удобство правовой системы, адекватный доступ к развитому социальному капиталу и социальным лифтам.

Ответственность — ценность, которую в рамках государственно-политического строительства необходимо культивировать внутри как общества в целом, так и каждого из его элементов; она означает совместную деятельность различных сообществ и культур, организаций и объединений, основанную на идеях партнерства, единства «общего дела». Только ответственность, способность отвечать за судьбу страны и ее развитие может служить фундаментом устойчивой политической системы и эффективных управленческих институтов.

Доверие — ценность, которая отражает готовность следовать принятым в обществе правилам, которые ассоциируются с единством, порядочностью и последовательностью; без доверия невозможно ни существование социальных институтов, ни эффективное государственно-политическое строительство. Ни справедливость, ни ответственность не могут быть достигнуты без доверия. Современное российское общество по целому ряду критериев расколото на «своих» и «чужих»; наряду с вопросами национальной, религиозной, идеологической принадлежности поводом для розни и разделения оказываются также вопросы истории и культуры, экономики и искусства. Однако именно коллективное доверие и публичная сфера, открытая для дискуссии, свободного обсуждения и даже программной конкуренции, позволит преодолеть эти расколы.

Владимир Плигин отметил, что в ходе анализа на заседании бюро высшего совета ЕР было затронуто 15 отдельных поднаправлений: «Эти аспекты относятся к вопросам о том, в какой степени общество ориентировано в настоящее время на ценностную систему, в какой степени общество ее разделяет и какие проблемы в этой части возникают. Несомненно, одним из центральных институтов, образующих и формулирующих ценностные представления, является образование. И многие проблемы в этой части возникают. Мы говорили об общественном активизме. Мы говорили о проблемах, связанных с национальным капиталом, национальным человеческим капиталом».

Точка перед поворотом

Возвращаясь к Чарльзу Тилли, упомянутому в начале статьи. Хочется максимально точно определить ту развилку или ту поворотную точку, которую мы сейчас проходим. Координатами исследования развития демократий, предложенных Тилли, были сила государства и масштаб демократии. Тилли утверждает, что противопоставление первой и второй ошибочно. Что сильные демократии в конечном итоге возникают в сильных государствах. Но важна траектория. Россия прошла путь ослабления государства при росте демократии в 1990-е годы, и усиления государства при незначительном снижении уровня демократии — в 2000-е. Сегодня мы имеем сильное государство и требование увеличить меру демократии. Развилка в том, что либеральные учения (хотя мы и сами либералы, поэтому, скорее, иные либеральные учения) подбрасывают мысль, что без ослабления государства не обойтись. А ЕР вслед за Тилли утверждает, что нет, сильное государство способно и должно стать инструментом развития демократии.

«Эксперт» №43 (1049)



    Реклама

    Выставка upakovka расширяет влияние

    Все новые решения для упаковочной отрасли на одной выставочной площадке в Москве 23–26 января 2018 года.


    Реклама