Кто здесь царь?

Культура / КИНО «Матильда» не стала откровением, но нельзя упрекнуть режиссера в отсутствии профессионализма и сопутствующей ему принципиальности
СТУДИЯ «РОК»

Алексей Учитель публично подчеркнул: никакие эскапады не заставят его отступить от собственного замысла и что-то изменить в уже готовом фильме. И мы наконец увидели своими глазами: в нем и в самом деле все прекрасно. Михалина Ольшанская — это имя звучит как музыка. Один только выбор актрисы на главную женскую роль, совершенный режиссером, по его словам, в последний момент, говорит о том, что он искренне добивался если не совершенства, то максимального соответствия идеальному воплощению героини, существующему только в его воображении. Ольшанская оказалась идеальной Матильдой, которая благодаря фильму и обстоятельствам, сопутствовавшим его выходу, стала самой популярной русской балериной и femme fatale — роковой женщиной, едва не заставившей наследника престола Российской империи усомниться в истинности своего предназначения. Теперь и мы, зрители, сомневаемся вместе с ней: женился бы Коля на Мале и, глядишь, все пошло бы по-другому: ни тебе Ходынки, ни Цусимы, ни Кровавого воскресенья, ни революционного Октября, ни Ганиной ямы.

Но рок есть рок («Рок» — название первого документального фильма Алексея Учителя и киностудии, художественным руководителем которой он является), и если от женщины, даже от такой, как Матильда, мужчина может уйти, то от судьбы еще никто не уходил. Режиссер делает акцент на мрачных предвестиях, сопровождавших восшествие на престол Николая II: кровь, выступившая на лице царской невесты во время примерки короны, обморок будущего царя на церемонии венчания и, наконец, Ходынка как репетиция надвигающейся на империю мрачной стихии. Матильда, сама того не осознавая, силой своей любви пытается ее предотвратить и переиначить историю России, в которой ее возлюбленному пришлось сыграть трагическую роль.

Ларс Айдингер, еще один неординарный и очень удачный выбор режиссера, отдается роли полностью и создает один из самых впечатляющих образов Николая II. Перед нами противоречивая фигура: он вроде хочет сделать как лучше, все для людей, но получается все равно Ходынка.

Граф Воронцов в исполнении Данилы Козловского, возможно, единственный компромисс, который все-таки допустил Алексей Учитель в своей работе. Хотя он и утверждает, что этот персонаж имеет исторический прототип, сюжетную линию, развивающуюся вокруг него, можно оправдать только участием в фильме актера, чье имя в титрах обеспечивает почти любой картине зрительский успех. Это бросается в глаза. Но даже те эмоции, которые мы переживаем, наблюдая за эффектными сценами с участием Козловского, не позволяют отрешиться от противоестественности происходящего с его персонажем. Красивый молодой мужчина сходит с ума из-за того, что юная балерина предпочла ему другого, и поднимает руку на соперника, который, по несчастью, оказывается членом императорской семьи. А загадочные опыты, производимые далее над несчастным, дают повод показать зрителю эффектную картинку, но не более. Фантазия сценариста фильма Александра Терехова в данном случае зашла слишком далеко, и сколь бы убедительным ни оказа