Мечты и реальность корейской Олимпиады

Тема недели / ОЛИМПИАДА В КОРЕЕ Меньше чем через два месяца в южнокорейском Пхенчхане стартуют очередные зимние Олимпийские игры. Правда, олимпийского духа там не так много, как хотелось бы, — спорт оказался густо замешан с политикой. И не только антироссийской
СТАНИСЛАВ ВАРИВОДА/ТАСС

«Это невероятно, это неосуществимая мечта. Политика касается буквально каждого аспекта нашей с вами жизни, а спорт — это самая важная из всех неважных вещей в нашей жизни». Эту фразу произнес не политик и не обыватель, а руководитель Всемирного антидопингового агентства Крейг Риди, один из главных спортивных чиновников мира, который и отвечает за осуществление этой мечты.

Пока же он реализует совсем иную мечту — стремление определенных сил в определенных странах, которым не важна судьба и суть Олимпиады, нанести удар по неугодной России. Как известно, вся история с обвинениями в допинге, сформированная на основе поцарапанных пробирок и свидетельств двух «обиженок», сделана с одной целью. И она не в том, чтобы запретить России ехать в Пхенчхан, — это слишком просто и топорно. Цель кампании по диффамации Москвы — вывести Международный олимпийский комитет на дискриминационные меры в отношении российской сборной (например, выступление без гимна и без флага), для того чтобы поставить Кремлю вилку между двумя плохими вариантами. Первый — поехать на Олимпиаду без государственных символов и тем самым пройти под ярмом. Второй — самим отказаться от поездки на Олимпиаду и тем самым позволить Западу и подконтрольному ему МОК формально избежать обвинений в отстранении России по политическим причинам. К сожалению, вероятность попадания Москвы в эту вилку достаточно высока, и единственный шанс ее избежать — сделать цену отстранения России от Олимпиады (добровольно-принудительного или в приказном порядке, не важно) слишком высокой. Чем сейчас Кремль и занимается.

Что же касается отношения самих корейцев к этой политической кампании, то, конечно, официальные лица в Сеуле уверяют, что очень хотят увидеть на Олимпиаде российскую делегацию. Однако в частных беседах они говорят, что если русские не приедут, то ничего страшного не случится. У их Олимпиады несколько другие цели и другие заботы.

Технологическое европейское лицо

Несмотря на то что Олимпиада должна быть вне политики, она всегда —политическое мероприятие. Но в хорошем смысле — как своего рода ярмарка тщеславия, успешное проведение которой должно подчеркнуть статус и возможности страны-хозяйки. Особенно если эта страна не является частью снобистского «золотого миллиарда». Так было на летней Олимпиаде в Пекине в 2008-м, так было зимой в Сочи в 2014-м. Это касается и Кореи. Причем уже второй раз.

Летняя Олимпиада-1988 в Сеуле имела огромное политическое и культурное значение для страны, переходящей в тот момент от авторитаризма к демократии. Корейские чиновники рассказывают, что та Олимпиада в буквальном смысле открыла Корею миру, а мир — Корее. В то время страна была не такой уж и открытой, ее жители не ездили в другие страны — а тут другие страны сами приехали в Южную Корею, увидели ее дух и красоты. Теперь, тридцать лет спустя, корейцы намерены закрепить достигнутое, а заодно продемонстрировать миру социально-экономический прогресс, которого добилась за это время их молодая республика. Ведь сами жители Ю