Жизнь после таргета

Экономика и финансы / МАКРОЭКОНОКМИКА Рекордно низкий уровень инфляции 2,7% — бесспорное достижение Банка России. Но какова цена этого достижения и удастся ли мегарегулятору удержать его, одновременно позволив экономике расти, — вот вопросы, на которые еще только предстоит ответить
Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ, КИРИЛЛ РУБЦОВ

«Риски нейтральные, инфляция вблизи цели, и поэтому мы можем еще быстрее нормализовывать политику», — обрадовал на минувшей неделе публику глава департамента денежно-кредитной политики ЦБ Игорь Дмитриев. Речь идет о перспективе 2018–2020 годов — «Основные направления денежно-кредитной политики» на этот период 10 ноября опубликовал Центробанк.

Смягчение ключевой ставки до текущих 8,25% стало возможным благодаря комплексу факторов. К таковым относятся и цены на энергоносители выше прогнозных, и, как следствие, крепкий курс рубля, а также полная синхронизация действий правительства и Банка России. В частности, на Неглинной очень довольны тем, что правительство придержало цены на услуги естественных монополий, не стало индексировать заработную плату бюджетникам, а пенсионерам выплатило разовую доплату вместо полноценной индексации. Поддерживает политику ЦБ и строгое бюджетное правило, встроенное в федеральный бюджет Минфином, — таким образом, снижается влияние внешней конъюнктуры на курс рубля. Хотя самый большой вклад в снижение инфляции в этом году внесли подешевевшие овощи.

Все это позволило ЦБ перевыполнить план таргетирования инфляции: согласно изначальным прогнозам, уровень инфляции 4% должен был быть достигнут лишь к декабрю 2017 года, но уже в октябре инфляция в годовом измерении опустилась до рекордных 2,7%.

В то же время население все еще не верит, что достигнутый уровень инфляции — наша новая реальность, которая останется с нами надолго. Ожидания по инфляции, согласно опросам, до сих пор превышают 9%. Лучше жить граждане тоже не стали: в январе–сентябре 2017 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года реальные располагаемые денежные доходы населения сократились на 1,2%, в то время как реальная заработная плата и реальный размер назначенных пенсий увеличились соответственно на 2,5 и 4,2% — такие данные Росстата в октябрьском мониторинге социально-экономического положения России приводит ИНСАП РАНХиГС.

Предприниматели утверждают, что кредитные средства им по-прежнему недоступны, а череда банкротств, затронувшая практически все отрасли реальной экономики, — это прямое следствие запредельно высоких реальных ставок кредита.

Некоторые экономисты называют текущую ситуацию в российской экономике «ножницами»: в условиях низкой инфляции предпринимателям невыгодно вкладывать собственные средства в производство, а позволить себе кредиты под 10–15% могут лишь немногие высокорентабельные предприятия.

Банки опять в выигрыше

В новые «Основных направлениях денежно-кредитной политики» Центральный банк отмечает, что своей главной задачей на ближайшую трехлетку он по-прежнему видит поддержание инфляции вблизи отметки 4%, а также «формирование доверия к проводимой денежно-кредитной политике». По замыслу ЦБ, низкие и стабильные темпы роста цен должны стать «неотъемлемой частью экономических условий, а годовая инфляция 4% — надежным ориентиром при принятии решений и построении планов населением, банками и бизнесом».

По словам Игоря Дмитриева, единст

ЦБ удалось перевыполнить план по таргетированию инфляции