Берлинский тупик Евросоюза

Тема недели / ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС В ГЕРМАНИИ Политический кризис в Германии тормозит перезагрузку большого европейского проекта
ТАСС

Хуже слишком сильной Германии для Европы может быть только Германия слабая. После провала переговоров о формировании правящей коалиции ФРГ быстро превращается в еще один очаг политической нестабильности в Европе, чего никак нельзя было себе представить еще месяц назад. Эта непредсказуемость мирового политического ландшафта в последнее время чрезвычайна «предсказуема»: сирийская кампания России, победа Трампа, брекзит, каталонский кризис — хаотизация процессов становится системной, все чаще рушится, казалось бы, нерушимое.

Германисты почти единодушно сходятся во мнении, что говорить о немецком политическом кризисе преждевременно, а Ангела Меркель остается безальтернативным лидером страны и Европы. Однако ландшафт уже изменился: усиление партий второго и третьего эшелона фрагментирует политику Германии, что влечет за собой кризис лидерства. Решения и внутреннего, и внешнего контура все больше будут подвержены партийной конъюнктуре. И если немецкая экономика имеет огромный запас прочности для любых экспериментов, то единая Европа, остро нуждающаяся в перезагрузке и модернизации, может не дождаться нового немецкого канцлера. Даже полгода отсутствия сильной руки в Берлине способны подорвать выполнение европейской программы реформ.

Не справились с «озеленением»

Такого в парламентской истории Германии еще не случалось: попытки канцлера создать правящую коалицию провалились, и страна осталась без полноценного правительства. До поры во главе государства остаются представители прежней «большой коалиции» христианских демократов (ХДС/ХСС) и социал-демократов (СДПГ), но они вправе осуществлять исключительно технические, оперативные функции. При этом нельзя не обратить внимание на то, что фондовые биржи и курс евро стабильны: уровню международного доверия экономике Германии остается только завидовать.

В начале 1990-х нам довелось говорить с лидером грузинской Партии «зеленых» Зурабом Жвания. Одну фразу из того разговора забыть невозможно: «Мы, Партия “зеленых”, — единственная, кто полностью выполнил свою программу: экологическая ситуация в Грузии идеальная — ни одно производство не работает». Похоже, «зеленые» во всем мире одинаковы. Четыре недели шли напряженнейшие переговоры между ХДС/ХСС, СвДП и «Зелеными» о создании коалиции в Бундестаге. Согласовали практически все компромиссы, портфели, взаимные гарантии. И только «Зеленые» упорно твердили свое: закрыть в Германии все ТЭС, работающие на буром угле, и с середины марта разрешить въезд в Германию родственникам беженцев.

Бурый уголь — это 23% энергетики страны, им отапливается каждый четвертый дом в ФРГ. И это десятки тысяч рабочих мест. А по очень оптимистическим подсчетам Institut für Arbeitsmarkt- und Berufsforschung (IAB) к нынешним 660 тысячам зарегистрированных беженцев благодаря «Зеленым» может прибавиться столько же. Причем речь идет о так называемых субсидиарных беженцах (subsidiären Schutz), которым Германия предоставляет полный пансион. Кстати, из постсоветской Центральной Азии не могут выехать в

Сильный евро никому не нужен

Несмотря на то что сейчас евро практически не отреагировал на политический кризис в Германии, эксперты не исключают снижения его курса в ближайшем будущем. Впрочем, как и отмену санкций в отношении России, немецкий бизнес поддержит и снижение евро.

Константин Корищенко, доктор экономических наук, заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС, предлагает для понимания будущего курса евро взглянуть на его зависимость от долгосрочных и краткосрочных ставок в США и ЕС (см графики 1 и 2). «Долгосрочные ставки отражают влияние состояния бюджетов и госдолга, а краткосрочные — политику ЕЦБ и ФРС», — поясняет эксперт.

Зависимость проста: как только ставки на долговом рынке в Европе становятся выше, чем в США, курс евро устремляется вверх. Это логично: инвесторы спешат заработать и скупают активы, номинированные в евро. И наоборот: когда в Европе период относительно низких ставок (ниже, чем в США) — на коне оказывается доллар. Что это означает для евро? Это означает, что, если Европе удастся избежать серьезных банковских и/или долговых кризисов, стать долговым рынком с более высокими ставками могут США. Соответственно, в перспективе нескольких лет евро имеет шанс сползти вниз относительно доллара.

«Дальнейшая динамика пары евро/доллар будет зависеть от синхронности изменения ставок двух центральных банков, отмены покупки облигаций со стороны ЕЦБ и сворачивания баланса ФРС, — перечисляет Константин Корищенко. — Кроме того, возможные проблемы с бюджетом в США (политика Трампа) и возможное повторение историй по типу греческого “дефолта” тоже окажут сильное влияние».

Действия ФРС и ЕЦБ сейчас полностью рассинхронизированы. ФРС продолжает процесс повышения ставок, начатый в конце 2015 года; сейчас ставка уже поднята до 1,25%, и ожидается, что в декабре ее поднимут еще на 0,25 процентного пункта. 2018 год также должен пройти под знаком повышения. А вот в Европе регулятор как снизил ставку до нуля в 2014 году (тогда показатель был 0,05%, с марта 2016 года он превратился просто в 0), так и держит ее на этом уровне, и конца периоду «нуля» пока не видно. Некоторые ставки находятся в отрицательной зоне. «Структурно в еврозоне хронический избыток сбережений, поэтому и приходится держать отрицательные ставки по депозитам, — поясняет руководитель управления аналитических исследований УК “Уралсиб” Александр Головцов. — Это значит, что отток капитала будет большим и, скорее всего, растущим, что негативно для евро. Кроме того, Германия крайне заинтересована в поддержании заниженного курса, поскольку ее экономика неимоверно зависит от экспорта. США, напротив, давно отличаются дефицитом сбережений, который усилится в случае проведения налоговой реформы. Поэтому приток капитала в страну должен будет расти». К тому же на трехлетнем горизонте долларовая ликвидность глобально будет сокращаться из-за уменьшения баланса ФРС. Тогда как баланс ЕЦБ еще продолжит расширяться, как минимум до 2019 года, и вряд ли упадет ниже текущего уровня раньше 2021 года, добавляет глава управления аналитических исследований «Уралсиба». Это означает, что в целом баланс спроса и предложения будет меняться в пользу доллара, а евро превращается в подобие японской иены 1990-х и 2000-х годов. По прогнозу г-на Головцова, долгосрочно доллар, вероятно, будет укрепляться в среднем на 2–3% в год, ускоряясь в периоды экономических кризисов.

За два с лишним года, что длится количественное смягчение (QE) в Европе, баланс ЕЦБ взлетел ввысь, увеличившись в пять (!) раз — ЕЦБ скупил активов на 1,9 трлн евро. В основном это государственные облигации стран еврозоны — европейский регулятор, не жалея денег, расчищает балансы европейских банков, которые в основном эти облигации и держали. В целом уже ясно, что QE в евроварианте превысит 2,3 трлн евро.

Курс евро к доллару напрямую зависит от ставок на долговых рынках 13-02.jpg
Курс евро к доллару напрямую зависит от ставок на долговых рынках
Пока ставки в Европе выше американских - евро "на коне" 13-03.jpg
Пока ставки в Европе выше американских - евро "на коне"
В среднесрочной перспективе евро может ещё просесть по отношению к доллару  13-04.jpg
В среднесрочной перспективе евро может ещё просесть по отношению к доллару

«В 2018 году одним из важных моментов по евро будет объявление о прекращении денежного стимулирования со стороны ЕЦБ, — говорит Татьяна Симонова, руководитель управления инвестиционного консультирования ИК General Invest. — В октябре ЕЦБ объявил о сокращении программы денежного стимулирования с 60 до 30 миллиардов евро в месяц с января 2018 года и об одновременном продлении этой программы до сентября 2018-го. А в своем недавнем выступлении глава ЕЦБ Марио Драги отметил, что экономика еврозоны все еще нуждается в поддержке, пока инфляция не достигнет таргетируемого уровня (около двух процентов). Сейчас инфляция в еврозоне составляет 1,4 процента». По словам аналитика, любые намеки на изменения в политике ЕЦБ способны изменить расстановку сил в паре евро/доллар, однако в 2018 году слишком много факторов могут повлиять на валютный курс. «По заявлениям главы ФРС Джанет Йеллен, в следующем году можно ожидать три повышения ставки на 0,25 процентного пункта, однако участники рынка уже сомневаются в таком сценарии развития событий, — рассуждает Татьяна Симонова. — В следующем году Йеллен уйдет со своего поста, а на ее место приходит Джером Пауэлл, у которого меньше опыта в данной сфере, плюс в комитете ФРС США явно нет консенсуса по монетарной политике, что может еще больше осложнить его положение». Наконец, любых сюрпризов можно ждать от политики — сейчас внимание приковано к Германии, но уже летом пройдут парламентские выборы в Италии.

 

Евгения Обухова

Внешняя торговля Германии в 1991-2016 гг.
Итоги выборов в немецкий бундестаг в 2017 году
Курс евро к доллару напрямую зависит от ставок на долговых рынках
Пока ставки в Европе выше американских - евро "на коне"
В среднесрочной перспективе евро может ещё просесть по отношению к доллару