Миллиарды бедных вместо золотого миллиарда

Тема недели / СЕМЬ ГЛАВНЫХ ЯВЛЕНИЙ 2017 ГОДА Если все будет развиваться как сейчас, то через пару десятилетий мир окажется даже более несправедливым, чем это было накануне XX века. Хватит ли у нас творческого потенциала, чтобы сломать этот тренд?
ТАСС

Человек второй половины XX века привык к тому, что экономическая жизнь развивается по восходящей. Все время появляются новые технологии, растет эффективность промышленности и сельского хозяйства, государства становятся более заботливыми, социальные блага все более доступными, и в совокупности это приводит к росту уровня жизни, измеряемому таким простым эквивалентом, как уровень дохода на одну живую душу. Сегодня это уже не так. Одним из главных открытий 2017 года стала масштабная публикация исследования французского экономиста Томаса Пикетти, из которой следует, что жизнь по восходящей в XXI веке под большим вопросом. И даже более того, куда вероятнее, что мы входим в период «нового средневековья» — времени с низкими темпами роста экономики, отсутствием эффективных с точки зрения прямой производительности нововведений и, как следствие, с низкими доходами основной массы населения и повсеместно растущим неравенством во всех странах мира. Вот такое неутешительное открытие.

Для точности надо сказать, что катализатором интереса к исследованию Томаса Пикетти в России стал доклад Национального бюро экономических исследований США «От Советов до олигархов: неравенство и имущество в России, 1905–2016», соавтором которого и был Пикетти. Все, конечно, бросились обсуждать, что Россия за годы капитализма вернулась к уровню дореволюционного неравенства, и делать вид, что это проблема именно России (подозреваю, что в расчете именно на эту внутрироссийскую реакцию и был опубликован доклад). Однако правда состоит в том, что доклад основывается на более пространной работе Томаса Пикетти «Капитал в XXI веке», которая и содержит эти неутешительные выводы.

Пикетти исследует подоходное и имущественное неравенство мира (стран Европы, США, развивающегося мира и России) на максимально длинных временных участках — как минимум с XIX века. И показывает, что во всех без исключения странах наблюдалась одна и та же тенденция: в конце XIX — начале XX века доходное и имущественное расслоение было очень высоким. Так, верхние 10% населения владели половиной доходов страны, а верхний 1% — 20% доходов. Для понимания катастрофичности такого уровня расслоения поясню, что это означает: большинству населения любой страны надо было работать как минимум всю жизнь, тридцать лет, чтобы заработать столько же, сколько зарабатывает верхний один процент за год. Имущественное неравенство было еще выше — 10% владели 80% имущества страны, а 1% — половиной.

Ситуация кардинально изменилась в течение серии социальных катастроф XX века — Первой мировой войны, Октябрьской революции в России, Великой депрессии в США и Второй мировой войны. Эти четыре события оказали принципиальное влияние на две вещи — на первичное распределение имущества и на налоговую и, шире, социально-экономическую политику государств. Первый механизм разрушительный — экспроприация собственности в военные и революционные периоды, массовые банкротства. Второй — созидательный. Это резкий рост налогообложения сверхвысоких доходов и иму

Неравенство в доходах в Европе и США в 1900-2010 годах
Доходность капитала после уплаты налогов и темпы роста в мировом масштабе со времен античности до 2100 года