Три плюс один

Политика
НОВЫЙ МИРОПОРЯДОК
«Эксперт» №3 (1059) 15 января 2018
Активные действия открыли перед Россией беспрецедентное окно возможностей. Их использование может привести к формированию новой модели мироустройства
Три плюс один

Год начался исключительно позитивно. Выделяются три события, и каждое из них по-своему характеризует новый этап развития мировой системы. Во-первых, это беспорядки в Иране, во-вторых, начавшиеся прямые двусторонние переговоры между Северной и Южной Кореей, в-третьих, заявление министра иностранных дел ФРГ Зигмунда Габриэля о том, что США, Китай и Россия не ценят и презирают Евросоюз.

Объединяет эти три очень разных события одно. Они свидетельствуют о начале движения к решению застарелых проблем. Проблем, которые достались миру от разных периодов холодной войны, но так и не были решены за четверть века после ее окончания — не были решены в рамках попыток выстроить однополярную систему.

Будущее Европы

2017 год зафиксировал провал ЕС по всем основным направлениям внешней и внутренней политики. Апофеозом стал политический паралич Германии в результате неспособности сформировать новое правительство. Страна, которая без малого десять лет (с кризиса 2008 года) активно перетягивала на себя реальную власть в ЕС, оказалась совершенно дезориентирована. Однако это лишь «вишенка на торте». До этого были:

— провал на постсоветском пространстве — прежде всего Украина и разлад с Россией;

— провал на средиземноморском направлении — поддержка «арабской весны» и попытки Британии и Франции на южном фланге компенсировать свою слабость относительно Германии завершились полным фиаско;

— обвальное ухудшение отношений с Турцией;

— брекзит;

— кризис трансатлантического единства после прихода Трампа;

— референдум об отделении Каталонии от Испании;

— нарастающая фронда со стороны восточноевропейских стран, прежде всего Польши и Венгрии.

Учитывая кризис власти в самом ЕС — не только в Берлине, но и в Брюсселе (противостояние между Жан-Клодом Юнкером и Дональдом Туском), впору говорить о «Европе в кольце фронтов».

Все это результат попыток ЕС продлить свое существование в качестве международного субъекта нового типа, точнее квазисубъекта. Этот путь был избран по окончании холодной войны, когда сохранение трансатлантического союза было признано приоритетом по отношению к формированию в Европе полноценного центра силы (например, принцип приема новых членов «сначала НАТО, затем ЕС»), а закреплено было в 1999 году агрессией НАТО против Югославии.

Тогда же, вопреки надеждам на создание «общеевропейского дома», был сформирован и фундаментально антироссийский характер европейской экспансии. Совершенно явным это стало в 2004 году, когда вместо работы над новым соглашением о партнерстве и сотрудничестве (прежнее действовало с 1994 по 2004 год) Евросоюз однозначно и демонстративно сделал ставку на отрыв Украины от России в ходе оранжевой революции. А в 2013–2014 годах этот вектор европейской политики проявился в ходе продавливания соглашения об евроассоциации Украины и поддержки государственного переворота в Киеве. Соблазн ползучего экономического давления на Россию через евроассоциацию, зону свободной торговли Украины с РФ и правила ВТО оказался слишком велик.

Сам характер организаци