Жаль

Общество
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
«Эксперт» №3 (1059) 15 января 2018
О выгорании умов и характеров и об экономическом росте
Жаль

Трудно не согласиться с тем, что на политическом поле России пустовато, что «Ганди умер, и поговорить не с кем». Бытует мнение, будто это результат того, что авторитарная власть «вытоптала» все политическое поле. Видимо, это надо понимать так: лучшим людям не дают, что называется, высунуться. А «вытоптала» власть это самое поле, конечно, методами ужасного авторитаризма.

Не будем спорить о характеристиках существующего политического режима. Это бесполезно. Хотя ничего такого сверхавторитарного не видно. Никто не скажет, что у нас образцовая демократия, но назвать ужасно авторитарной страну, где издается и продается практически все, что можно себе представить, а в интернете присутствует и того больше, язык не поворачивается.

Попробуем разобраться с проблемой, призвав на помощь сравнительную политологию, которая занимается изучением политики путем сравнения и сопоставления однотипных политических явлений в различных политических системах. Главное — найти сопоставимый объект. И первое, что приходит на ум, — наша же страна на рубеже XIX–XX веков. Тем более что Россия — страна с циклической историей. Причем именно со столетним циклом.

Что представляла собой Россия на переломе тех веков? Абсолютную монархию, где точно было вытоптанное политическое поле. Вплоть до первой русской революции и выборов в Государственную думу политические партии были запрещены, а подавляющее большинство политических оппонентов режима находились либо в тюрьмах и ссылках, либо за границей. И никаких альтернативных средств информации, кроме газеты «Искра» и еще нескольких таких же изданий суммарным тиражом несколько тысяч экземпляров. Да и после 1905 года назвать Россию полноценно демократической невозможно. Деятельность партий сильно ограничена, многие из них продолжают действовать в подполье или под разными легальными прикрытиями, СМИ, хотя и в меньшей мере, все так же ограничены цензурой, значительная часть политических оппонентов режима пребывает за границей и по ссылкам и тюрьмам, а состав парламента регулируется специально для этого написанным и постоянно переписываемым избирательным законодательством. Эта аналогия тем более уместна, что, как известно, составители Конституции 1993 года в ее окончательной редакции ориентировались именно на пример начала века: император-президент, мало ограниченный парламентом, состав которого регулируется тем или иным административным образом.

Но что мы видим на политическом поле, которое возникло после революции 1905 года? Блеск выдающихся имен от правого до левого флангов. Милюков, Герценштейн, Струве, Туган-Барановский, Чернов, Кондратьев, Богданов, Плеханов, Ленин, Троцкий. Причем это не просто профессиональные политики, это выдающиеся исследователи России. Милюков — историк. Герценштейн, Туган-Барановский, Кондратьев — экономисты. Струве — экономист и философ, Чернов и Троцкий, по-современному говоря, политологи и политические философы. Плеханов — автор работ по философии, социологии и истории общественной мысли России. Ленин — эконом