Лукавство глобалистов

Тема недели
ФОРУМ В ДАВОСЕ
«Эксперт» №5 (1061) 29 января 2018
В швейцарском Давосе 23 января открылся Всемирный экономический форум. Главный вопрос — как создать общее будущее в разобщенном мире. Означает ли это, что глобалисты признали: создать единый мир в одиночку им не удалось?
Лукавство глобалистов

Всемирный экономический форум был основан в 1971 году немецким академиком Клаусом Швабом. Миссия у форума серьезная: способствовать улучшению положения дел в мире. За годы существования давосский форум превратился в элитарный клуб самых богатых и влиятельных людей мира. В этом году на мероприятие приехали три тысячи участников из 134 стран — политики, бизнесмены, журналисты, ученые, представители общественных организаций.

Первоначально форум был детищем англосаксонской политики глобализации. Если верить лозунгам Давоса, его участники выступают за равенство всех государств. Но глобалисты лукавят: как только глобализация переросла из идеи в реальность, организаторы форума заявили о разобщенности мира, с которой непременно надо бороться. В их понимании разобщенность — это не растущий разрыв между богатыми и бедными, а утрата англосаксами монополии на политику и экономическую политику. На мировой арене обосновались новые игроки, интересы которых в середине XX века еще никто не учитывал. На открытии форума в Давосе уже не звучит английская речь — в этом году на первом пленарном заседании ВЭФ выступил премьер-министр Индии Нарендра Моди, который, хотя и знает английский, предпочел говорить на хинди.

Страх англосаксов утратить контроль над миром понятен. Их собственные глобалистские проекты провалились: США вышли из Транстихоокеанского партнерства (ТТП), Североамериканская зона свободной торговли (NAFTA) трещит по швам. При этом восточные проекты объединения стран Азии набирают обороты. Китай активно работает над концепцией «Один пояс — один путь», предполагающей создание единого экономического пояса Шелкового пути. Учитывая объем китайского капитала и роль Китая в мировой экономике, этот проект представляется более реальным, чем бренные останки ТТП без США.

Старый Свет против Нового

В действительности разобщенность мира гораздо глубже, чем может показаться на первый взгляд. Для Запада опасность представляет не только объединение азиатского мира: западное общество рискует расколоться изнутри.

Налицо назревающий конфликт между Европой и США. На прошлогоднем форуме в Давосе царила атмосфера страха и напряженности: Дональд Трамп тогда только стал президентом США, и мировая элита пыталась понять, как жить с этим дальше. Прошел год, и Трамп из страшилки для добропорядочных европейцев превратился в суровую реальность. Европейских глобалистов отталкивает его протекционистская политика — организаторы ВЭФ в своем ежегодном отчете о глобальных рисках даже указали протекционизм в числе основных угроз миропорядку.

В этом году Трамп лично приехал в Давос и стал первым за восемнадцать лет действующим президентом США, посетившим форум. Разобщенность мира его не волнует — американский президент верен своей концепции America first («Америка прежде всего»). Вылетая из Вашингтона в Швейцарию, он написал в твиттере, что планирует рассказать на ВЭФ о «величии Америки» и о бурном росте американской экономики.

В Швейцарии Трампа вместо теплого приема ждали протестующие. Жи

«Главная тема Давоса — технологии»

О том, почему Давос лишь верхушка айсберга для работы Всемирного экономического форума, о том, как он устроен и что на нем обсуждается, «Эксперту» рассказал управляющий партнер First Nation Societe Bancaire и член сообщества молодых глобальных лидеров ВЭФ Ян Яновский.

— Почему мы придаем большое значение форуму в Давосе?
— Это первое большое событие в начале каждого года. За полгода до его начала уже идет обсуждение тем, которые там будут, и главная тема последние несколько лет, с моей точки зрения, — технологии и то, насколько они меняют жизнь общества. Ведь чем уникальна ежегодная встреча в Давосе и в целом ВЭФ? Это не сообщество одной индустрии, не форум только бизнесменов. ВЭФ приглашает максимально возможное количество стейкхолдеров — это правительство, бизнес, наука, некоммерческие организации и так далее — и именно это многообразие делает Давос уникальной площадкой для диалога по огромному спектру вопросов. Даже то, что в этом году у нас все co-chairs (сопредседатели. — «Эксперт») форума — успешные женщины, уже на гребне всего того, что происходит в обществе. Во многом встреча в Давосе задает глобальную повестку на год вперед.

— А если говорить о каких-то трансформациях повестки? Десять-двенадцать лет назад обсуждалась глобализация. В этом году обсуждаются трещины в глобальном мире.
— Трещины — да, это важная часть повестки, и, например, брекзит и будущее Евросоюза волнует очень многих, но если посмотреть на структуру сессий более глобально, то, безусловно, есть акцент на Америку, безусловно, это все, что связано с технологическим развитием, включая криптовалюты, блокчейн, кибербезопасность. Помимо того что происходит в залах обсуждения, есть еще пространства внутри конгресс-центра и вокруг него, которые отданы под обсуждение определенных тем: здоровье, облачные технологии, дополненная реальность. Напомню также, что наш министр экономического развития Максим Орешкин заявил: технологическая составляющая Давоса для России сейчас важнее финансовой. 
— То же касается и Революции 4.0? Как она возникла в повестке?
— Есть книжка профессора Клауса Швабба, главы и основателя форума, «Четвертая промышленная революция», изданная в 2016 году, в которой он описал технологические изменения, касающиеся всех аспектов нашей жизни как индустриальную революцию 4.0. А за сутки до начала Давосского форума в этом году ВЭФ представил новую книгу профессора Шваба Shaping the Fourth Industrial Revolution, представляющую собой гид по двенадцати базовым технологиям с точки зрения правил, норм, институтов власти и ценностей, которые влияют на развитие и использование этих технологий. Безусловно, форум видят как платформу для осмысления новой технологической революции.
— В начале 2000-х, во всяком случае в России, форум в Давосе ассоциировался с клубом очень богатых людей, клубом финансистов, клубом бизнесменов, а в этом году еще одна важная тема форума — глобальное всеобщее неравенство. Из России это выглядит очень серьезным переворотом на 180 градусов.
— Россия в целом не очень хорошо понимает, что такое Всемирный экономический форум, и рассматривает его действительно как одну встречу в Давосе в конце января. Это в целом не так. ВЭФ — это глобальная институция с огромным количеством экспертных сообществ, как индустриальных или страновых, так и, например, сообщество технологических пионеров, социальных антрепренеров, молодых глобальных лидеров или шейперов — молодежи до тридцати лет. ВЭФ — это инклюзивный форум для всех, кому есть что сказать. Вы можете услышать различные точки зрения, и это на самом деле одна из немногих, если не единственная платформа, где вы услышите обмен мнениями между разными сторонами. Возвращаясь к неравенству: считать, что это новая тема для ВЭФ, было бы просто глупостью. Социальное неравенство всегда было частью повестки Всемирного экономического форума.
— И тем не менее неравенство растет…
— Да, неравенство растет, а вы посмотрите статистику по биткойну. Четыре процента владельцев владеют 90 процентами кошельков, что в целом совпадает со строением капиталов.

— Я, скорее, имела в виду, что тема обсуждается годами, а воплощения каких-то решений нет.
— А каких вы ждете от ВЭФ решений?
— Для чего он тогда?
— ВЭФ — это платформа для диалога и для обсуждений. Это первое. Это сообщество экспертов — это второе. Вы можете обратить внимание на новый индекс, который ВЭФ представил в этом году: теперь оценивать успешность того или иного государства будут не по ВВП, а по индексу инклюзивного развития (Inclusive Development Index). По задумке ВЭФ, он должен информировать общество и помогать устойчивому и инклюзивному экономическому развитию. Этот показатель учитывает не только ВВП, но еще одиннадцать показателей, например коэффициент расслоения общества по доходам или ожидаемая продолжительность жизни. Россия по инклюзивности на девятнадцатом месте среди развивающихся стран, а по ВВП на девятом. Есть над чем работать. В целом, уверен, более активное участие различных стейкхолдеров из России в работе Всемирного экономического форума пошло нам только на пользу. 

 

Любовь Маврина, Евгения Обухова