Трамп-реаниматор

Международный бизнес
США
«Эксперт» №6 (1062) 5 февраля 2018
Налоговая реформа, протекционизм, инвестиции в инфраструктуру, репатриация капитала и слабый доллар — гремучая смесь, с помощью которой Дональд Трамп рассчитывает укрепить экономическое лидерство Америки в XXI веке

Доллар США упал относительно евро до трехлетнего минимума — суммарное падение за первый месяц года составило три процента. Если сильный уровень поддержки в районе 1,25 доллара за евро будет пробит, то откроются перспективы для долгосрочного периода ослабления доллара. Сопоставимого с затяжным падением перед кризисом 2008 года, когда доллару было уже недалеко до отметки 1,6 за евро.

Всего же падение индекса курса доллара с начала 2017 года составляет уже 15%. С перспективой падения еще на 10%, с нынешних 89 в район 80 пунктов.

Впрочем, если смотреть не на графики, а на политические заявления, то сомнений в подобном развитии событий практически не остается. На прошедшем недавно Всемирном экономическом форуме (ВЭФ) в Давосе министр финансов США Стивен Мнучин даже заявил, что слабый доллар будет стимулировать национальную экономику США, и администрация не опасается за стабильность рынка гособлигаций. Это заявление имело эффект разорвавшейся бомбы, поскольку на уровне риторики американские власти всегда отмечали, что интересам США соответствует сильный доллар. В выступлении на ВЭФ президента Дональда Трампа эта тема развития не получила, но набор экономических мер, которые он продвигает, однозначно указывает, что американские власти ставят на сценарий ослабления доллара.

Основы трампономики

Что это за меры?

Во-первых, налоговая реформа, которой Трамп дал ход в конце декабря 2017 года. В частности, реформа предусматривает радикальное снижение налога на прибыль юридических лиц с 35 до 20%, налога на репатриацию капитала — с 35 до 8–15%, а также налоговые вычеты на капитальные затраты корпораций. Согласно прогнозу бюджетного управления Конгресса США, суммарно эти и другие меры приведут к увеличению бюджетного дефицита в стране на 1,7 трлн долларов за десять лет.

Во-вторых, Трамп намерен запустить амбициозную программу обновления инфраструктуры на общую сумму 1,5 трлн долларов.

В-третьих, будут расширяться протекционистские меры в торговле с Китаем. США лишь пытаются уравнять условия в международной торговле и противодействовать китайскому протекционизму, заявил в Давосе министр торговли США Уилбур Росс. При этом налоговая реформа обеспечит американским корпорациям преимущество в конкуренции с европейцами.

Слабый доллар хотя и не входит в официальную программу (лишь признается полезным), выглядит он как совершенно органичный компонент попытки администрации Трампа резко ускорить экономический рост США.

Все эти меры полностью соответствуют курсу Трампа на национализацию экономической политики без оглядки на мнения основных партнеров и ущерб, который они понесут. Год назад он начал с отказа от участия Америки в двух инвестиционно-торговых партнерствах — Трансатлантическом и Транстихоокеанском. Как признавался Трамп, он был готов выйти даже из североамериканской зоны свободной торговли NAFTA, но решил «пока» этого не делать, запустив консультации с соседями — Мексикой и Канадой.

Под вопросом, по сути, оказывается и формат «большой двадцатки», которая стала г