На языке любви

Книги
КЛАССИКА
«Эксперт» №8 (1064) 19 февраля 2018
На языке любви

В фильме Гильермо дель Торо «Хелбой 2: Золотая армия» в одном из самых романтичных эпизодов фигурирует имя Альфреда Теннисона как поэта, способного наиболее тонко выразить лирические чувства. Эльфийская принцесса Нуала читает его строки, а человек-амфибия Эйб Сапиен узнает их на слух и ссылается как раз на In memoriam, в которой Теннисон описывает свою скорбь по поводу смерти друга Артура Хэллама. Это событие становится для него поводом задаться метафизическими вопросами: что есть жизнь и в чем заключается ее смысл. Теннисон не дает ответов, но красиво ищет их, и сам процесс этого поиска оказывается столь захватывающим, что в него погружаются на протяжении не одной сотни лет тысячи людей. Королева Виктория называла In memoriam своей любимейшей книгой, позволявшей ей найти утешение после смерти близких людей. Тем самым она обозначила ключевую эмоцию, которую дарит классик английской поэзии читателям своей книги, — утешение: эта жизнь не напрасна.

Теннисон не отвергает традиционные версии — что существует ад и рай и человеческие души распределяются между ними — и пытается собственными силами, зрением поэта разглядеть посмертную судьбу человека. В своих поэтических видениях он дерзко обращается к высшим силам: «Будите высь, колокола! / Бег облаков, морозный свет…» В финале поэт несколько снижает накал страстей: «И Бог сей — суть и откровенье, / Всего основа и закон, / Любовь и полнота времен, / К которой движется творенье».

Романтик Теннисон обретает смирение, подобно тому как море, вобрав в себя энергию воздушной стихии, обрушивается в порыве гнева волнами на берег, а потом вдруг стихает и замирает в недвижимом состоянии. Путешествуя вместе с Теннисоном в его воображаемом мире, мы еще раз словно проплываем на корабле по бушующему морю, чтобы в конце концов причалить к тихой пристани и обрести покой и волю.

 

Теннисон Альфред. In memoriam А.-Г. Х. MDCCCXXXIII— М.: Ладомир: Наука, 2018.  608 с. Тираж 600 экз.