По домам!

Экономика и финансы
АМНИСТИЯ КАПИТАЛОВ
«Эксперт» №8 (1064) 19 февраля 2018
Стартующая 1 марта очередная амнистия российских капиталов имеет шансы оказаться результативнее предыдущей. Но не вследствие совершенства процедуры, а по обстоятельствам, ужесточающим режим функционирования капиталов за пределами нашей юрисдикции
По домам!

Тревожное ожидание усиления западных санкций, оказавшееся по факту ознакомления с «кремлевским докладом» США не стоившим мессы, вызвало к жизни новый всплеск усилий властей по деофшоризации российского бизнеса. Одним из проявлений этой активности стало решение о проведении еще одной амнистии капитала — пакет законодательных инициатив, ее оформляющих, прошел третье чтение в Думе 9 февраля.

Предыдущая амнистия стартовала 1 июля 2015 года сроком на шесть месяцев, затем была продлена еще на столько же. Закон предлагал физическим лицам добровольно декларировать зарубежное имущество (недвижимость, транспортные средства, ценные бумаги, доли в бизнесе), счета в зарубежных банках и контролируемые иностранные компании (КИК). При этом платить налоги с декларированного добра, во всяком случае напрямую, не требовалось (детальный разбор прошлой амнистии см. в статье «Еще один шанс на УДО», «Эксперт» № 50 за 2015 год).

Новая амнистия будет действовать с 1 марта нынешнего года по 28 февраля 2019-го. В механизме есть ряд новаций. Так, можно будет задекларировать уже закрытые счета, при этом средства на декларированных счетах будут освобождены от налогов (кроме налогов с прибыли и имущества КИК). Кроме того, безналоговая ликвидация КИК продлевается до 1 марта 2019 года — если компания будет закрыта к этому сроку, налога с получаемого имущества платить не надо.

Подробнее достоинства и риски новой амнистии капиталов «Эксперт» обсудил с ведущим юрисконсультом «КСК групп» Денисом Ладыгиным.

Каковы основные итоги предыдущей амнистии капиталов в соответствии с ФЗ-140 «О добровольном декларировании…», проводившейся с 1 июля 2015-го по 30 июня 2016 года? Можно ли считать ее успешной?

— Данные об итогах амнистии разнятся. По словам министра финансов Антона Силуанова, подано более семи тысяч деклараций. По другим сведениям, было около двух с половиной тысяч деклараций. Руководитель налогового ведомства в итоге сообщил, что раскрываться информация об амнистии не будет.

Ожидалось, что деклараций будет больше. И в большинстве случаев предыдущий этап амнистии не оценивается как успешный. Тому есть несколько причин.

Во-первых, сам смысл амнистии. Не всегда было ясно, зачем подавать специальную декларацию. Если речь шла о незадекларированном личном счете, где не было проблем кроме самого факта неуведомления, то амнистия была неплохим вариантом исправления ситуации. С другой стороны, предлагалось задекларировать, например, недвижимость. Соответствующая графа была в специальной декларации. Приобретение или владение недвижимостью за границей само по себе не требует никаких уведомлений. Непонятно, зачем передавать эту информацию налоговым органам.

С точки зрения иностранных компаний на дату проведения амнистии многие не верили, что автоматический обмен налоговой информацией фискальными органами стран — это серьезно. В среднем бизнесе активно ликвидировать компании начали только в конце 2016 года. К этому моменту амнистия уже закончилась.

Во-вторых, амнистия была сопряжена с риском