К барьеру, господа!

Русский бизнес
ПРОТИВОСТОЯНИЕ
«Эксперт» №9 (1065) 26 февраля 2018
Корпоративный спор Олега Дерипаски и Владимира Потанина за контроль над компанией «Норильский никель» продолжается, то затухая, то вновь обостряясь, почти десять лет. Возможно, в этом году стороны выйдут из клинча
К барьеру, господа!

С конца прошлого года в истории российских корпораций по нарастающей разворачивается третий акт драмы под условным названием «Битва за “Норникель”». Он грозит стать заключительным.

Стороны решительно настроены избавиться от опеки друг друга в капитале горно-металлургической компании «Норильский никель». Почти десять лет партнеры не могут договориться по ключевым вопросам управления компанией. Понятно, что большие корпорации не смогут долго жить в таком безвременье. Кто-то должен уйти либо умерить амбиции.

Искрой, воспламенившей тлеющий конфликт, стало намерение структур Романа Абрамовича, ранее выступавшего миротворцем между структурами Олега Дерипаски и Владимира Потанина, выйти из капитала «Норильского никеля» и продать свой пакет структурам Потанина. Эта сделка, судя по всему, нарушит корпоративное равновесие в «Норникеле» и запустит ряд неприятных последствий для второй стороны — UC Rusal Олега Дерипаски.

Худой мир

Кратко напомним историю конфликта. В апреле 2008 года бывший партнер Потанина Михаил Прохоров продал свою долю 25% плюс одна акция ГМК «Норильский никель» алюминиевой компании UC Rusal, контролируемой Олегом Дерипаской. За этот пакет Прохоров получил 14% акций «Русала» и около семи миллиардов долларов «живыми» деньгами.

По итогам сделки Дерипаска сразу же начал переговоры с другими акционерами «Норильского никеля» об его объединении с UC Rusal. Через два года с небольшим в интервью «Эксперту» Олег Дерипаска рассказывал, как в «Русале» тогда ухватились за предложение Прохорова, который в тот момент не видел смысла продолжать деловое партнерство с Потаниным, и увидели выгоды такого альянса, когда в рамках диверсификации бизнеса у сторон была возможность снижения зависимости от конъюнктуры одного типа металлов. Принимая предложение Прохорова, Дерипаска мечтал и о другом — о нереализованном потенциале «Норникеля». Дерипаска был уверен, что «у “Норильского никеля” при условии реализации продуманной стратегии развитии есть возможности для роста капитализации как минимум до 50 миллиардов долларов. (см. «Спор о мировом лидерстве», «Эксперт» № 35 за 2010 год).

Однако дальнейшие действия акционеров «Норникеля» повлекли за собой затяжной, тяжелый конфликт, и о перспективах строительства мегакомпании — объединенных «Русале» и «Норникеле» — пришлось забыть. Существенные споры возникли вокруг постов генерального директора и председателя совета директоров компании, а также состава совета директоров. Немаловажным обстоятельством в борьбе акционеров стал тот факт, что сам «Норникель» выкупил с рынка существенный пакет своих акций (17,3%), и эти казначейские акции «голосовали» на стороне менеджмента компании и Владимира Потанина.

В ходе конфликта «Интеррос» делал «Русалу» предложение о выкупе его пакета акций в «Норникеле» за девять миллиардов долларов. Позже сам «Норникель» предлагал выкупить этот пакет уже за 12,8 млрд долларов. От всех этих предложений Олег Дерипаска отказался. В августе 2011-го «Норникель» вновь предложил «Русалу» выкупить пак