Каталог русской революции

Культура
Книги
«Эксперт» №11 (1067) 12 марта 2018
Одной из самых ярких премьер ближайшего Парижского книжного салона станет книга «Минимальный набор революции и контрреволюции». Ее написала французская переводчица «Красного колеса» Александра Солженицына Анн Кольдефи-Фокар. О причинах, побудивших написать эту книгу, она рассказывает журналу «Эксперт»
Каталог русской революции

Во Франции русская революция до сих пор воспринимается противоречиво: некоторые думают, что это было хорошо, другие — что нет. Мне захотелось объективно взглянуть на это событие. Я давно занимаюсь вещами в русской литературе, и я подумала, что создание образа революции через появление и исчезновение тех или иных вещей может обеспечить новый угол зрения. Моя книга представляет собой десять каталогов — каждый посвящен одному году из десяти послереволюционных лет. Почему так? Потому что потом в России наступают другие исторические периоды: коллективизация и индустриализация. Мне был интересен переходный период, когда старое существует наряду с новым и ничего стабильного нет. Почему каталоги? Потому что мне это приятно и смешно. Я сделала свою книгу по образцу каталогов двадцатых годов, которые были как во Франции, так и в России, — так рекламировались самые разнообразные товары. Мне показалось, что это оригинальная форма. Хотите купить пулемет «Максим»? Если вы ищете новый вид транспорта, то элитный быстрый, надежный пломбированный вагон к вашим услугам! Все вещи расположены по алфавиту.

В год столетия русской революции во Франции было много симпозиумов и коллоквиумов, прежде всего в университетах. Было много передач на радио и телевидении. Показывались документальные фильмы и велись дебаты: есть сторонники этого события, есть противники, из дискуссий мы не вылезаем все эти сто лет, поэтому я выбрала формат описания события через описание вещей. Через них видно, как строится новое государство, возникает новое общество, появляется новый человек. Например, я пишу о проведении кампаний в пользу новых гигиенических норм. И мы видим, как уже в 1926–1927 годах в деревне стали появляться зубные щетки и зубной порошок, о которых крестьяне до сих пор не слышали. Об этом событии тогда рассказывалось с идеологической точки зрения: в газетах писали, что обычные крестьяне быстро согласились с нововведением, а кулаки ему долго сопротивлялись. Понимаете, как это глупо и смешно? С другой стороны, не так уж и смешно. Я себе слабо представляю, чтобы кулаки могли больше или меньше сопротивляться появлению зубной щетки, но общественное сознание уже готовилось к раскулачиванию, хотя это был всего лишь 1927 год.

Меня очень часто спрашивают самые обычные люди как человека, который связан с Россией: «Скажите, правда ли то, что пишут о России на официальном уровне?» Я думаю, очень много людей придет на книжную ярмарку, где русские будут почетными гостями, потому что не верят нашей официальной пропаганде. Люди относятся к ней с большой осторожностью, потому что все видят, что официальная информация не совпадает с реальностью. Например, мигранты. Официальная позиция: это очень хорошо, надо, чтобы было больше мигрантов, «мигранты — это шанс для Франции» (я цитирую официальный лозунг). Мигрантам сразу дают жилье, пособие, гражданство. Они не работают и учатся на бесплатных курсах французского языка. Простые люди, которым и без того трудно, видят это и понимают, что им будет ещ