Что принесут переговоры Дональда Трампа и Кима Чен Ына — «большую сделку» или войну?
Нежданный саммит

Сенсационные вести приходят с Корейского полуострова, причем связаны они не с новыми ядерными испытаниями, а с дипломатией. Пятого марта северокорейский лидер Ким Чен Ын впервые за несколько лет встретился в Пхеньяне с южнокорейской делегацией. По данным Сеула, Ким заявил о готовности к денуклеаризации, сообщил о желании начать прямые переговоры с США и пообещал, что Север воздержится от проведения ядерных и ракетных испытаний. Было также объявлено, что в конце апреля состоится межкорейский саммит — Кима и южнокорейского президента Мун Чжэ Ина. Но главной новостью, безусловно, стало предложение Кима, адресованное президенту США Дональду Трампу, о проведении двустороннего саммита — и ответное согласие Трампа встретиться с Кимом не позднее конца мая.

Последние новости из Пхеньяна, Сеула и Вашингтона порождают определенный оптимизм, но говорить, что корейский ядерный кризис — пожалуй, самая опасная международная конфронтация со времен холодной войны — преодолен, еще очень преждевременно. С начала 1990-х, когда случился первый виток ядерного кризиса на Корейском полуострове, было уже несколько вселявших надежду похожих эпизодов, но все они заканчивались неизменно печально. Северная Корея выражала готовность к денуклеаризации, начинались переговоры и даже заключались соглашения (например, в 1994, 2005, 2012 годах). Но через какое-то время переговорный процесс заходил в тупик, достигнутые договоренности нарушались, и ситуация становилась еще хуже. До американо-северокорейских саммитов, правда, еще ни разу не доходило, хотя в 2000 году Билл Клинтон уже почти было собрался ехать в Пхеньян.

На что готов Ким

Готовность КНДР отказаться от ядерного оружия не такая уж новость. Однако в Пхеньяне всегда делают оговорку, что пойдут на это только при выполнении ряда условий и «прекращении враждебной политики США». Вот и в этот раз, по словам южнокорейских переговорщиков, Ким Чен Ын увязал денуклеаризацию с получением «гарантий безопасности» для КНДР. Какие это могут быть гарантии, не уточняется. Пхеньян вполне может предъявить такие условия, как, например, прекращение американского военного присутствия на юге Корейского полуострова, ликвидация американо-южнокорейского альянса или даже вывод баз США с территории Японии. Трудно представить, что Вашингтон, да и Сеул с Токио согласятся с подобными вариантами. Не исключено, что Пхеньян может потребовать от Вашингтона отказаться от определенных систем вооружений или даже ядерного оружия в целом, переведя дискуссию в плоскость переговоров о взаимном, а не одностороннем разоружении.

Переговорная позиция Северной Кореи отличается крайней туманностью. Примечательно — и немного настораживает — то, что вся информация о готовности Пхеньяна к диалогу с США исходит исключительно от южнокорейских посредников. Власти КНДР до сих пор не сделали ни одного официального обращения на этот счет.

Из всех сделанных на сегодняшний день заявлений наибольшей конкретикой отличается ретранслированное южными корейцами обещания Пхеньяна возде