Какой рост доходов нас обрадует

Экономика и финансы
СОЦИАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА
«Эксперт» №14 (1070) 2 апреля 2018
Согласно грубым оценкам, доходы россиян должны вырасти почти втрое, чтобы мы стали полностью довольны жизнью

Обращаясь к Федеральному собранию 1 марта этого года, президент России Владимир Путин заявил, что одна из ключевых задач на предстоящее десятилетие — уверенный, долгосрочный рост реальных доходов граждан. Кроме того, президент заявил, что за шесть лет необходимо как минимум вдвое снизить уровень бедности.

Тут важно понимать, что бедность видится чиновниками и экономистами не так, как людьми, столкнувшимися с ней в своей повседневной жизни.

Понятие бедности в экономической теории и практике довольно условно: за неимением неоспоримых методик выявления уровня бедности (и не только поэтому) оно содержит немалую долю произвола.

Кого считать бедным?

Прежде всего, чтобы государство руками своих чиновников могло работать с понятием бедности, требуется этот самый уровень бедности увязать с законодательством, то есть вывести на официальный уровень. В нашей стране для этого используется понятие прожиточного минимума, который устанавливается местными властями в каждом российском регионе: к примеру, постановлением правительства Москвы от 15.03.2018 среднедушевой прожиточный минимум в столице за четвертый квартал 2017 года равняется 15 397 рублям. Для страны в целом прожиточный минимум задается правительством РФ, но, с учетом колоссальной неоднородности российских регионов, эта цифра для многих практических задач так же малоинформативна, как средняя температура по больнице. В общем виде методика расчета прожиточного минимума описывается в постановлении правительства РФ от 29.01.2013 № 56. Соответственно, граждане, чьи доходы оказались ниже официального прожиточного минимума, признаются государством бедными.

Периодически организации, претендующие на роль мозговых центров, публикуют свои представления об уровне бедности в стране, но без раскрытия методик такие расчеты вызывают невольный скепсис — уж слишком много тонких методологических мест, позволяющих как завысить, так и занизить количество бедных. Сделать это можно, например, оперируя в расчетах более дорогими или более дешевыми товарами-субститутами, фильтруя исходные статистические данные определенным образом и проч.

Сама по себе необходимость переводить экономические выкладки в закон вносит в процесс определения прожиточного минимума элемент торга и поиска компромиссов. В принципе, уже на одном этом этапе могут оказаться выхолощены изначально добросовестные экономические оценки. И это при том, что никакая добросовестность не может гарантировать полной адекватности и точности оценок такого рода: приходится работать лишь с более или менее точными цифрами. Как нетрудно убедиться, ознакомившись с законом о прожиточном минимуме, наличие экспертных коэффициентов и стоимостных величин в формулах открывает возможность для расчетного творчества. Пример: значение очень важного соотношения непродовольственных и продовольственных расходов просто экспертно постулируется на уровне 50% со ссылкой на другой закон (№ 227-ФЗ «О потребительской корзине в целом по Российской Федерации» от 03.12.2012), в котором эта величина