«ЛУКойл» сосредоточивается: меньше амбиций, больше эффективности

Главная новость
Москва, 02.04.2018
«Эксперт» №14 (1070)

Крупнейшая частная российская вертикально интегрированная нефтяная компания «ЛУКойл» представила в Лондоне стратегию развития до 2027 года, которая придет на смену старой, охватывавшей период с 2012 по 2021 год. Новая стратегия принципиально отличается от предыдущей. В ряде случаев можно говорить о развороте на 180 градусов.

В последние два года запасы и добыча нефти компанией "ЛУКойл" заметно сократились 03-01.jpg
В последние два года запасы и добыча нефти компанией "ЛУКойл" заметно сократились

Прежняя фокусировалась на активной экспансии за пределы России, расширении сырьевой базы, экстенсивном росте объемов добычи и выручки. Компания обещала увеличить свои запасы на 10 млрд баррелей нефтяного эквивалента, нарастить объемы добычи на 50%, модернизировать все свои НПЗ — и все это без роста заимствований и при продолжении курса на увеличение дивидендных платежей.

Новая стратегия предусматривает отказ от активной международной экспансии — компания предпочла сфокусировать свои усилия на России: 80% инвестиций в ближайшую десятилетку она осуществит внутри страны. Больше нет амбициозных планов наращивания активов — акцент сделан на повышение эффективности использования существующих. В вопросе сырьевого обеспечения «ЛУКойл» замахивается теперь не более чем на простое восполнение сырьевой базы. При этом планируется сократить удельные затраты и увеличить свободный денежный поток.

Биржевики восприняли презентацию новой стратегии с энтузиазмом. На торгах 27 марта «ЛУКойл» даже обогнал по размеру капитализации (3,3 трлн рублей) лидера российской нефтяной отрасли компанию «Роснефть» (3,28 трлн), выйдя на второе место в стране после Сбербанка. И это внушает уважение: ведь «Роснефть» наголову превосходит «ЛУКойл» и по размеру запасов (37,8 млрд баррелей против 12,1 млрд), и по объему добычи (в 2017 году — 225,6 и 80,9 млн тонн нефти, 68,4 и 28,9 млрд кубометров газа соответственно). При этом финансовые результаты деятельности «ЛУКойла» и «Роснефти» сопоставимы. Выручка каждой из компаний составляет около 6 трлн рублей, а по прибыли «ЛУКойл» даже вырвался вперед (420 млрд рублей против 297 млрд у «Роснефти»).

Хорошая рентабельность позволяет «ЛУКойлу» платить завидные дивиденды. По данным компании, размер ее дивидендных платежей вырос с 50 рублей на акцию в 2008 году до 195 рублей в 2016-м. Дивидендная доходность компании за 2014–2016 годы составила 7%, в то время как у нефтегазовых мейджоров она в среднем не превышает 4,9%, у российских компаний — 2,9%.

Вернемся к обсуждению стратегии. Надо сказать, что производственные цели старой стратегии большей частью не были достигнуты. Разведанные запасы углеводородов компании даже сократились, упав с 17,3 млрд баррелей в 2011 году до 16,4 млрд в 2017-м. Точно так же не удалось достичь заявленных показателей добычи: она сократилась на 10%. В секторе даунстрим, напротив, произошли позитивные сдвиги: так, выход светлых нефтепродуктов на НПЗ компании вырос за последние пять лет с 54 до 71%.

В своей новой стратегии «ЛУКойл» исходит из допущения, что мировой спрос на жидкие углеводороды будет уверенно расти, поднявшись с 98 млн баррелей в сутки в 2017 году до 100–105 млн к 2020-му и до 110 млн — к 2030-му, главным образом за счет развития мировой нефтехимии. А пик спроса возможен не ранее 2040 года.

При этом снижение добычи на существующих мощностях к 2030 году должно составить 30 млн баррелей в сутки. Таким образом, для обеспечения спроса в мире потребуется ввести до 35 млн баррелей в сутки новых добывающих мощностей, из которых только 10 млн могут прийтись на традиционные способы добычи. «ЛУКойл» ожидает, что необходимость все больше вовлекать в разработку трудноизвлекаемую нефть к 2030 году поднимет себестоимость барреля до 60–70 долларов. В связи с этим компания сможет чувствовать себя достаточно комфортно: ее стратегия рассчитана на базовый сценарий 50 долларов за баррель, актуальная себестоимость добычи составляет от 9 долларов за баррель для традиционной добычи до 25 долларов для сложных запасов.

Однако эту ценовую отметку можно считать риском, учитывая активность мировой сланцевой добычи и неопределенность судьбы соглашения ОПЕК+.

Отметим, что «ЛУКойл» рассчитывает на рост свободного денежного потока за счет нефтепереработки и нефтехимии (вдвое к уровню 2017 года) и сбыта (рост на 3% в год). Однако та же стратегия предполагает, что 85% всех инвестиций будет направлено на добычные активы. В качестве объектов инвестирования рассматриваются низкорисковые проекты в регионах присутствия с готовой инфраструктурой и масштабной ресурсной базой. Не очень понятно, где «ЛУКойл» рассчитывает найти такие проекты в своих традиционных регионах присутствия (районы старой добычи) при обозначенном в стратегии курсе на переход мировой нефтедобычи к сложным запасам.

В заключение укажем еще на одно допущение стратегии, которое кажется нам довольно спорным. Большое внимание в ней уделено существующим и потенциальным налоговым льготам. В частности, «ЛУКойл» предложил девять своих лицензионных участков для перехода на режим налога на добавленный доход. Компания рассчитывает, что эффект от введения этого режима за 2019–2027 годы даст эффект в размере дополнительно добытых 95 млн баррелей нефти в сравнении со стандартным налоговым режимом. Точно так же планы компании троекратно увеличить добычу трудноизвлекаемых запасов основываются на предположении о необходимости налогового стимулирования этих проектов. Однако всех перечисленных льгот и преференций компании еще только предстоит добиться.

В последние два года запасы и добыча нефти компанией "ЛУКойл" заметно сократились

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (1070) 2 апреля 2018
    ТРАГЕДИЯ В КЕМЕРОВО
    Содержание:
    Нельзя штамповать трагедии

    Трагедия в Кемерове должна привести к реформе системы надзора. А безопасность людей не может быть принесена в жертву свободе бизнеса

    Экономика и финансы
    Потребление
    Реклама