История невероятного цинизма

Тема недели
Редакционная статья
«Эксперт» №15 (1071) 9 апреля 2018
История невероятного цинизма

Арест бенефициаров группы «Сумма», а скорее, даже история развития и краха этого конгломерата, вызывает почему-то очень эмоциональную реакцию. Поэтому колонка будет с личным оттенком.

У меня был друг. Долгие годы он был пиарщиком. А потом ему надоело гонять слова туда-сюда во имя непонятно каких бизнес-интересов, и он уехал в один южный город и решил заняться фабричным разведением рыбы — тилапии. Изучил и купил израильскую технологию, нашел деньги на старт. И стал искать в городе партнеров — среди представителей местных силовых ведомств. Он был очень общительным и энергичным человеком, и такая коммуникация, которая была необходима, чтобы найти место для организации предприятия, давалась ему легко.

Но однажды заехав в Москву, он рассказывал мне об этом своем опыте все-таки потрясенный. «Я был на дне рождения у одного потенциального партнера. И вот они собрались в огромном доме, приехали все на шикарных автомобилях, стол ломится, а главный тост — “Чтобы у нас все было”»!

Друг не успел достроить завод, погиб в автомобильной катастрофе, а его преемники уже с таким коммуникациями не справились, и все заглохло.

Это я к чему?

История «Суммы» эпична по своему цинизму, размаху и неэффективности. Такого, пожалуй, мы еще не видели. Да, капитал во все времена пытался использовать свои связи и возможности для построения бизнес-империй. Самым, казалось бы, хищническим эпизодом были залоговые аукционы. Но там, по крайней мере, была понятная схема: деньги в бюджет в обмен за активы. Плюс спасение этих активов. Как бы дешево ни достались заводы и пароходы 1990-х их первым владельцам, все заметные из них были спасены, развиты и до сих пор являются крупнейшими нашими частными компаниями. В рамках той ситуации важно и то, что альтернативой была скупка активов иностранцами. А такой сценарий был вполне возможен, на Западе деньги, естественно, были. Более того, как только попытались продать активы, полученные в рамках залоговых аукционов, иностранцам, сразу возникло «дело ЮКОСа».

У «Суммы» схема была иной. На кредитные деньги госбанков скупались перспективные и стратегически значимые для страны активы — прежде всего транспортно-логистические. На них «вешались» эти самые кредиты, компании развивались плохо, а «Сумма» все покупала и покупала. И как только кредиты иссякли, все стало рушиться. Еще до уголовных дел.

А ведь речь шла о принципиально важных для страны направлениях — логистических коридорах, рынке зерна, о котором мы давно и упорно твердим, как мы преуспели, о развитии Дальнего Востока. Как могло получиться, что такие важные направления были отданы на откуп определенно беспринципному, да еще и неэффективному частному капиталу? И ведь возмущались же другие частные игроки рынков. И когда Новороссийский порт покупали и поднимали цены на перевалку, и когда зерновую монополию создавали. Никто не обратил внимания на возражения более мелких игроков, ни один институт. Очевидно, что это вопрос не к правоохранительной системе и даже не к Федеральной антимонопольной служ