Космические деньги за космический срок

Русский бизнес
ИНВЕСТИЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ
«Эксперт» №15 (1071) 9 апреля 2018
Почему инвесторы с таким удовольствием вкладывают деньги в цифровые платформы. Интервью с операционным партнером фонда Larix Александром Ждановым
Космические деньги за космический срок

В прошлом году Игорь Рыбаков, один из основателей компании «Технониколь», и Оскар Хартманн — легенда цифрового бизнеса России, в том числе создатель KupiVip.ru, договорились основать венчурный фонд Larix. Larix на латыни — лиственница. Это многолетнее дерево, которое растет во многих широтах. И фонд планирует быть таким же большим, долголетним и развивающимся. C августа прошлого года по январь года нынешнего фонд сделал уже пятнадцать инвестиций, используя деньги учредителей. Сейчас начался этап фандрайзинга. О том, какие проекты интересны для фонда и почему в качестве центра удара были выбраны так называемые маркетплейсы, мы поговорили с операционным партнером фонда Александром Ждановым.

— Я обратила внимание на ваш фонд после инвестиций в проект «Тномер» — маркетплейс для организации ремонтов. Можете объяснить, почему вы выбираете именно маркетплейсы как сектор целевых инвестиций?

— Во-первых, это цифровые решения как растущий рынок. За десять лет пятерка самых дорогих компаний мира поменялась полностью. Сейчас все они так или иначе связаны с цифровыми технологиями. Во-вторых, если смотреть, какую долю в розничных продажах сейчас занимает электронная коммерция, то можно предположить, что скоро такую же долю электронные продажи будут занимать во всех коммерческих сделках. То есть четверть экономики мира будет цифровой, и все это новая стоимость. Согласно многочисленным исследованиям, к 2020 году цифровыми решениями будет создано 22 триллиона новой стоимости. Это космические деньги.

— Космические деньги за космический срок.

— У нас есть один такой забавный проект «Собака-гуляка». Мы закрыли сделку в прошлом году, а в январе этого года вышла статья на CB Insights, что одним из трендов 2018 года будет peer-to-peer pet sitting and pet sharing, то есть разделение обязанностей по уходу за животными. А в январе Softbank инвестировал в американскую «Собаку-гуляку» 300 миллионов долларов с оценкой 650 миллионов долларов.

— Раз уж мы коснулись «Собаки-гуляки»… Я пользовалась их услугами, мне показалось, это очень слабый проект с точки зрения качества услуг. Правда, пользовалась я год назад.

— Они растут. У любого нового проекта возникают проблемы с исполнителями. Это вопрос контроля, выборки. С «Яндекс.Такси» тоже были проблемы, когда кругами возили, не знали куда ехать, а теперь даже цену увеличили.

— На рынке много таких проектов — цифрового предоставления услуг. Есть горничные, репетиторы, выгульщики собак. Большинство с точки зрения качества услуг — слабые. Мне кажется, что по сравнению, например, с такси здесь слишком низкий порог входа — сделал сайт, нанял людей, никакого оборудования не надо, и это слишком расслабляет. И из-за низкого входа на рынок очень большая конкуренция.

— В такси не то же самое?

— Надо, по крайней мере, купить автомобиль.

— У «Яндекс.Такси» нет своих автомобилей.

У приложения нет, но, чтобы таксист туда пришел, ему требуется машина. Я хочу сказать, что обе стороны вкладывают деньги. У меня знакомые фактически разорились, по