Никто, кроме рубля

Экономика и финансы
Санкции
«Эксперт» №17-19 (1073) 23 апреля 2018
Самым уязвимым местом российской финансовой системы остаются активы, размещенные на зарубежных счетах, самые крупные из которых — долларовая часть золотовалютных резервов. Сейчас вопрос в том, готовы ли США окончательно лишиться статуса надежного контрагента не только для нас, но и для всего мира, а также в том, сможем ли мы перестроить свою внешнюю и внутреннюю экономическую политику
Никто, кроме рубля

Горькую усмешку вызывают сейчас новости восьми-девятилетней давности о российских инвестициях в американский госдолг. Подумать только, тогда мы всерьез волновались лишь о том, смогут ли «наши американские партнеры» выполнить все обязательства по облигациям и бумагам Fannie Mae и Fraddie Mac — ведь у них бушевал финансовый кризис. Теперь ситуация кардинально изменилась.

Минфин США заявил, что доволен эффектом, который произвели апрельские санкции в отношении 24 российских чиновников и бизнесменов и 16 компаний. «Администрация президента США Дональда Трампа полагает, что последние антироссийские санкции достигли желаемого Вашингтоном эффекта, американская стратегия в этой сфере будет постоянно корректироваться, в том числе в зависимости от конфиденциальных факторов», — заявил министр финансов США Стивен Мнучин.

Пока очередные финансовые санкции против нас отложены, но никто не может дать гарантий, что они не будут нарушать все мыслимые законодательные нормы и договоры и не окажутся разрушительными для российской финансовой системы.

У нас больше нет времени, необходимо немедленно снижать риски, которые мы накопили, пытаясь встроиться в глобальный финансовый рынок, и перестраивать весь внутренний финансовый сектор, ориентируясь на развитие внутреннего производства и внутренних инвестиций.

Частично этот процесс уже запущен: Россия третий месяц подряд сокращает вложения в американские гособлигации и переводит резервы в ценные бумаги европейских стран и в банковские депозиты. По данным того же минфина США, за период с декабря 2017-го по февраль 2018 года ЦБ РФ продал treasuries на 11,9 млрд долларов, сократив свои вложения на 11,2%, так что к марту общая сумма российских вложений в госдолг США уменьшилась до 93,8 млрд долларов, а доля treasuries в общем объеме золотовалютных резервов (ЗВР) сократилась с 24,3 до 20,5%.

Что же до остальных рисков, то некоторые из них не так уж страшны (например, возможное отключение российских банков от SWIFT), а вот другие выглядят крайне серьезными — например, ограничения в расчетах между нашими и зарубежными компаниями, санкции на наш госдолг или вероятная заморозка наших активов за рубежом — самый тяжелый сценарий.

Сага о SWIFT

Это отключение довольно долго считалось самым страшным, что могут сделать западные санкции с нашим финансовым сектором.

Информационная система SWIFT (Общество всемирных межбанковских финансовых каналов связи, англ. Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications) — кооперативное сообщество, основанное в 1973 году 248 банками из 19 стран. Головной офис в Бельгии. Сейчас в системе SWIFT более 11 тыс. банков из 215 стран мира, каждый из них входит в акционерный капитал кооператива и имеет право на часть прибыли от деятельности всей сети — это главный экономический стимул для новых банков. В 2017 году SWIFT обработала более 7,1 млрд финансовых сообщений и еще 5 млрд файлов с финансовой информацией — это и платежные поручения, и данные о финансовой отчетности, о сделках с ценными бума