О русском Делавэре

Разное
«Эксперт» №17-19 (1073) 23 апреля 2018
О русском Делавэре

В обсуждениях законопроекта о контрсанкциях мало кто обратил внимание на занятное совпадение. Один из пунктов проекта предполагает повышение сборов на аэронавигационное обслуживание грузовых самолётов США и, возможно, каких-то иных государств при пролёте над Россией — и чуть ли не в самый день внесения проекта, по данным Bloomberg, американские авиаперевозчики запросили помощи у Госдепа: мол, Москва тянет с пролонгацией соглашения о пересечении её воздушного пространства. И Москва тут же заявила: «Не паникуйте, мы ничего не собираемся делать, чтобы нанести ущерб авиационному сектору США» — так, во всяком случае, сказала прессе представитель Госдепа. Согласитесь, сильный ход: одновременно начинать публичное обсуждение способов нанести ущерб — и заверять, что наносить ущерб не собираешься.

По мне, даже в этом мелком вопросе можно было сыграть интереснее. Да, запрет западным компаниям пользоваться транссибирским воздушным коридором больше вреда принёс бы нам самим. Ну так и не надо запрещать — всем. Надо избранным. Рынок-то конкурентный, и у перевозчиков, попавших под персональный запрет, могут начаться серьёзные проблемы. Летом 2014 года от одного только слуха, что Москва подумывает запретить европейским компаниям летать над Сибирью, их акции одномоментно просели на 3–5%. А обернись слух правдой? Допустим, получает такой запрет British Airways. Можно сказать, что это наш ответ на хамский шмон (не обыск, а именно беззаконный шмон) российского самолёта в Хитроу или на недопуск наших к расследованию дела российской гражданки Скрипаль — а можно и ничего не говорить. Или, ещё лучше, ткнуть наугад даже не в американскую, а в канадскую компанию: кошку бьют — невестке наветки дают. Все остальные смотрят, как невезучие коллеги латают дыры, и гадают, кого РФ подведёт под раздачу следующим — примерно как все последние годы гадают здешние олигархи. Большого урона ни американской, ни даже канадской экономике это, конечно, не нанесёт, но это хотя бы медийно не безнадёжно — в отличие от большинства пунктов упомянутого законопроекта. Такое западные медиа вниманием точно не обойдут.

Вообще, не стоило бы забывать, что контрсанкции в принципе не могут причинить заметного урона американцам — это следует из масштабов наших экономик и нынешних экономических связей. Поэтому урон и не должен быть первостепенной целью принимаемых мер. Наш ответ на санкции должен состоять из действий, полезных для развития отечественной экономики и ставших для нас возможными на фоне откровенно враждебных шагов американцев. Урон же оппонентам будет возникать в случае успеха иных из этих действий — в той мере, в какой они окажутся успешными. Именно в таком свете можно было бы выдвинуть и следующие два предложения.

Гегемония Штатов держится на двух столпах: неограниченное печатание денег — и научно-техническое лидерство, позволяющее стричь решающую долю купонов с интеллектуальной собственности (ИС). Пошатнуть первую из этих двух монополий никакие наши действия сегодня не могут, но можно выступ