Разговор после апокалипсиса

Политика
КОНФЛИКТ С ЗАПАДОМ
«Эксперт» №17-19 (1073) 23 апреля 2018
Дональд Трамп набивает себе цену для разговора с Владимиром Путиным о грядущей войне с Ираном
Разговор после апокалипсиса

Ядерные и санкционные истерики улеглись, и в осевшей пыли от подорванных десятками ракет сирийских сараев стало видно поле боя, оставшееся за Россией. В целом за последние четыре года ничего не меняется: информационный Рагнарёк остается за западными СМИ, Москва же неизменно отвечает решениями по существу, принуждая оппонентов привыкать к неотвратимости наказания за необдуманные решения. Проблема в том, что для «глубинного» американского государства конфликт с Россией является периферийным, а серьезная конфронтация выстраивается по линии Китая и Ирана. Поэтому антироссийские меры (будь то санкции или даже локальные войны в Сирии и на Украине) отданы на откуп популистской политике Дональда Трампа и европейских союзников и сквозят ситуативными, импульсивными решениями. Которые, тем не менее, вполне могут привести мир к ядерному конфликту.

Россия закрывает ближневосточное небо

Эмоции вообще крайне плохой помощник в геополитическом анализе, особенно если оппонент делает тавку на зрелищность и медийную эффектность постановки. Ракетный удар западной коалиции по Сирии был именно такой постановкой известного шоумена и рестлера Трампа и отличался от прошлогодней атаки по авиабазе Шайрат лишь количеством ракет и твиттерной подводкой. Постановка с успехом прошла для западного зрителя (вне зависимости от оценки эффективности ударов) и помогла труппе отвлечь аудиторию от внутренних неурядиц.

Имидж российско-сирийско-иранской коалиции, казалось, серьезно пострадал. Вот только Москва никогда и не играла с американцами в информационных драмах. Поспешные критики дискутируют о количестве сбитых ракет и о важности пораженных целей. Иные усердно разоблачают фейки в «деле Скрипалей» или химической атаке в сирийской Думе. Все это уже отыгранные истории, их политическая перспектива равна нулю, даже если будут найдены исполнители, заказчики и идеологи. Санкции введены, удар нанесен, обратного хода нет. Потом могут извиниться или затянуть разбирательство на годы, как с печально известным малайзийским «боингом», сбитым в украинском небе. Вот уже доподлинно известно, что никакие русские хакеры не вмешивались в избирательную кампанию США, — и что? В санкционных документах просто подкорректировали формулировки.

Россия ответила реальным усилением своих позиций на ближневосточном фронте и готова поставить правительству Сирии зенитно-ракетные комплексы С-300 «Фаворит». «У нас были моральные обязательства, мы обещали этого не делать еще где-то лет десять назад, по-моему, по просьбе известных наших партнеров, и мы приняли во внимание их аргумент о том, что это могло бы привести к дестабилизации обстановки, хотя средство чисто оборонительное, но тем не менее мы вняли просьбам, теперь у нас такого морального обязательства нет», — заявил глава МИД России Сергей Лавров.

Если С-300 будут поставлены (а по некоторым данным, они уже выгружаются в порту Тартуса), наши известные американские и израильские партнеры получат гораздо более плотное небо над Сирией и перспективу возросших потерь