Учесть культурный код

Тема недели
ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ВЫБОР
«Эксперт» №17-19 (1073) 23 апреля 2018
«Если в конце восьмидесятых элита роковым образом повлияла на народ, который позволил разрушить великую страну, то сейчас, наверное, может произойти обратное. Народ повлияет на элиту, и элита будет адекватна его желаниям», — считает секретарь Общественной палаты РФ Валерий Фадеев
Учесть культурный код

Санкции против российской экономики и отдельных отечественных компаний и предпринимателей, которые больше напоминают не политические, а торговые войны, делают актуальным вопрос о переменах в экономической политике страны. Эффективность избранной четверть века назад неолиберальной модели и раньше вызывала сомнения. Но теперь, в мире стремительной деглобализации, эта модель становится в принципе нежизнеспособной. О том, исходя из каких рациональных соображений можно сейчас строить экономическую и, шире, социально-экономическую политику, мы поговорили с секретарем Общественной палаты Российской Федерации Валерием Фадеевым.

— Прежде чем строить новый цивилизационный проект для России, нужно в первую очередь задуматься о новой приемлемой экономической модели для русской цивилизации?

— Нет, я так не думаю. Экономическая политика вторична. У нас уже была попытка выстроить радикальную экономическую политику в девяностые годы, со сломом предыдущей системы. И основание для нее, которое тогда использовалось, было насквозь гнилым. Народ в конце восьмидесятых занимал крайне наивную позицию. Интеллектуалы, как позднее выяснилось, обманывали себя и обманывали народ. Те, кто организовывал переход к новой экономической системе, тоже обманывались или обманывали. Слишком много было наивного и глупого. Только сейчас, когда началось жесткое противостояние России и Запада, у большинства окончательно открылись глаза.

Тогда, в начале девяностых, мы наивно ждали, что нам принесут факел свободы, а принесли жупел лжелиберализма. Оторванный от ценностного основания и от религиозного основания, либерализм вырождается в чистый эгоизм. Либерализм ведь неплох, либерализм дал возможность многим западным странам энергично развиваться. Но если мы посмотрим на либерализм в Британии в семнадцатом, восемнадцатом и девятнадцатом веках или на экономический либерализм в США, то мы увидим, что этот либерализм имел очень прочную религиозную основу. Он был сопряжен с высокой нравственностью, с высокой моралью. Это не означает, что бизнесмены не обманывали друг друга. Но они, тем не менее, были очень религиозными людьми. И у них были цели, связанные с моральными ценностями и обязательствами. Адам Смит, когда писал о невидимой руке рынка, конечно же, не мог представить, что его соображения будут предельно оторваны от каких-либо нравственных оснований, когда все вырождается в дикую наживу, борьбу всех против всех и, в конечном счете, в огромное неравенство и деградацию социально-политической системы.

— Любая идеология, оторванная от морально-ценностного религиозного основания, вырождается в эгоизм? Коммунизм тоже?

— Коммунизм, несомненно, имел не религиозную, но очень мощную квазирелигиозную нравственную основу. Именно поэтому Советский Союз довольно долгое время был столь успешен. Именно поэтому сейчас создан фактически народный миф о Советском Союзе, в котором негативные стороны почти стерты. Даже молодежь, которая не жила при советской власти, дает ей положительную оценку.

— Но за последни