Инфляция уже на минимуме, а роста экономики все нет

Неучастие денежных властей в управлении экономическим ростом приводит к неоправданно низкой доступности денег в промышленном секторе и существенному накоплению средств в финансовом. Что должно произойти, чтобы это изменилось?
Инфляция уже на минимуме, а роста экономики все нет

Инфляция в России уже пятый квартал подряд находится на минимальных исторических уровнях и сейчас даже ниже целевых показателей Банка России. Но при этом темпы роста экономики остаются минимальными и неустойчивыми. Более того, последние два квартала при достижении инфляцией минимальных значений рост экономики замедляется (см. график 1). Инвестиции в основной капитал после затяжного спада в 2014–2016 годах хотя и начали расти, однако имеющихся темпов недостаточно для ускорения роста экономики. А нестабильность инвестиционной динамики будет ослаблять и без того неуверенный рост промышленности (см. график 2).

Ситуация осложняется и антироссийскими санкциями, которые были введены в 2014 году и являются значимым негативным фактором для экономики, хотя поначалу они и способствовали некоторому росту импортозамещающей деятельности. Сохранение санкций и их расширение существенно затрудняет привлечение дешевых ресурсов для российских банков. Возможности длинного фондирования по низким ставкам на внешних рынках ограничиваются также для крупных предприятий, в том числе экспортеров. Это негативно сказывается на инвестиционной деятельности предприятий страны и ухудшает показатели их деятельности.

В такой ситуации предприятия все больше вынуждены переориентироваться на внутренние рынки капитала, масштабы которых незначительны, а условия на них хуже, чем на внешних рынках. При этом представляется, что экономика РФ и регуляторы располагают необходимыми ресурсами и рычагами, чтобы обеспечить успешное развитие на внутренней основе и смягчить негативное воздействие внешних санкций. В результате изменение подходов к денежно-кредитной политике монетарных властей и более активное формирование условий для стимулирования экономического роста становится крайне важным.

Процентные ставки — барьер для инвестиций

Хотя процентные ставки по кредитам для реальной экономики снижаются вслед за снижением ключевой ставки Банка России (это, безусловно, положительный фактор для экономики), но цена денег для нефинансовых организаций остается на более высоком уровне, чем рентабельность большинства отраслей обрабатывающей промышленности (средний уровень ставок по кредитам в конце 2017 года составлял 12%, а рентабельность обрабатывающих производств — лишь 4%). Причем реальные ставки остаются высокими (см. график 3).

Это уменьшает спрос на кредиты, ведет к стагнации банковского кредитования и монетизации экономики в целом, одновременно тормозя экономический рост.  

Кроме того, реальные ставки в РФ значительно выше, чем в других странах (см. график 4), что создает неравные условия для российского реального сектора, ухудшая его конкурентные позиции на мировых рынках.

Высокие процентные ставки являются фактором формирования структурного профицита ликвидности у банков, который начал отмечаться в России с 2017 года и сейчас достиг 4,2 трлн рублей, то есть почти 5% (!) ВВП. Отметим, что объем кредитов, выданных Фондом развития промышленности за период с 2015 года по настоящее время, составил