«Банки сейчас меняют шкуру»

Экономика и финансы
Банки
«Эксперт» №21 (1075) 21 мая 2018
Глава Банка Интеза Антонио Фаллико собирается развивать в России investment и private banking с опорой на глобальную Группу Интеза Санпаоло, а санкциям и глобальной напряженности отводит три года
«Банки сейчас меняют шкуру»

Председатель совета директоров Банка Интеза, президент Ассоциации «Познаём Евразию» профессор Антонио Фаллико — один из немногих западных бизнесменов, который публично и последовательно выступает за сохранение и расширение экономических связей Европы с Россией. Новый санкционный виток апреля 2018 года поставил под удар торговые и денежные потоки крупнейших российских компаний. Возник вопрос: можем ли мы рассчитывать на эффективное сотрудничество с зарубежными партнерами? Или пора выстраивать новые обходные торговые и финансовые пути? Мы поговорили с господином Фаллико о том, как и когда может закончиться давление на Россию. Но начали разговор с более конкретных, хотя и не менее интересных вопросов: кто выиграл от расчистки российского банковского рынка и как Банк Интеза планирует на нем развиваться?

— Профессор, прежде всего хотелось бы узнать, как Банк Интеза пережил кризисный период после 2014 года и как чувствует себя сейчас?

— Эти годы были непростыми для всех — прежде всего из-за девальвации рубля, из-за цен на нефть. Санкции тоже сыграли свою негативную роль. Но российский Банк Интеза достаточно хорошо среагировал. Мы действовали без особых эмоций, холодно. Стало ясно, что надо было реструктурировать кредиты многих наших клиентов. Кроме того, мы смогли участвовать в крупных сделках в России. Мы продолжали финансировать отрасли, которые нам близки, — инфраструктуру, энергетику. Приятным сюрпризом стало то, что мы выиграли тендер на приватизацию доли «Роснефти», хотя в этом тендере участвовало много международных банков, в том числе американских, и гораздо более крупных, чем мы. Мы также работали с нашим российско-итальянским фондом, который продолжал входить в капитал российских компаний. В общем, мы вели себя так же, как российские банки и российские компании, то есть приспосабливались к условиям кризиса, проявляли креативность, чтобы соответствовать ситуации. В целом мы хорошо работали, клиенты довольны.

— Что касается российских банков, то для многих из них кризис закончился вовсе не так радужно…

— Могу сказать, что нам пришлось пересмотреть свой подход к российскому рынку, потому что с него ушли многие банки. Поэтому появилось много новых клиентов, включая крупные и очень интересные корпорации. В этих условиях мы сейчас считаем, что должны продолжать развиваться так, как мы развиваемся, у нас нет необходимости что-либо приобретать на рынке.

Наша материнская компания, Группа Интеза Санпаоло, очень привержена российскому рынку. Когда наш руководитель господин Карло Мессина был в Москве и президент Владимир Путин вручал ему орден Дружбы, в ответ на прямой вопрос, как глава группы смотрит на перспективы работы в России, господин Мессина подтвердил сохраняющийся интерес. Материнская компания нас поддерживает, и благодаря ее поддержке мы можем развивать здесь бизнес.

— Получается, что вы тот самый банк, который выиграл от консолидации банковского сектора и его очистки. Тем не менее в 2015–2016 годах вы показывали операционные убытки, хотя 2017