Пасьянсы карточного домика

Дональд Трамп добивается успеха и в американской экономике, и во внешней политике, несмотря на постоянную ротацию кадров
Пасьянсы карточного домика

Администрация Дональда Трампа — одна из самых «подвижных» в истории США. За неполных шестнадцать месяцев, прошедших со дня инаугурации 45-го президента США, там сменились: два советника президента по национальной безопасности, советник по стратегическим вопросам, советник по внутренней безопасности и глава аппарата (руководитель администрации) и его заместитель, госсекретарь, советник президента по экономическим вопросам, трое директоров Белого дома по коммуникациям и множество чиновников рангом пониже. Текучка на верхних этажах американской пирамиды власти была особенно интенсивной в первый год президентства Трампа. По данным Института Брукингса, процент текучести кадров в так называемой Команде А президента составила в первый год 34% (для сравнения: в первый год первого срока Рейгана этот показатель составлял 19%, Клинтона — 11%, Буша-старшего — 7%, Буша-младшего — 6%, Обамы — 9%). Правда, в двух администрациях Рейгана только в результате разного рода скандалов лишились своих постов 138 чиновников. Однако если люди вокруг Трампа будут и дальше меняться с той же регулярностью, он наверняка станет чемпионом по ротации членов команды среди президентов США.

«Взрослые» и «детский сад» в Белом доме

В хаотичной на первый взгляд кадровой текучке первого года президентства Трампа была своя суровая логика. Постов лишались главным образом те члены его команды, которые меньше всего соответствовали нормам «политической ортодоксии» (удачный термин обозревателя Financial Times Гэри Силвермэна). Прежде всего речь идет о первом советнике президента по национальной безопасности генерале Майкле Флинне, бывшем главе Разведывательного управления министерства обороны США, а также о советнике по стратегическим вопросам Стивене Бэнноне и его людях в Совете стратегических инициатив. С легкой руки вашингтонских журналистов эту группу принято именовать «детским садом».

Флинн стал первой жертвой вашингтонского истеблишмента: для того чтобы убрать его с одной из самых важных позиций в Белом доме, была проведена настоящая спецоперация. Занимались ею люди из ФБР и минюста с санкции тогдашнего президента США Барака Обамы. В ход был пущен весь арсенал спецслужб: слежка, прослушка, утечка информации в дружественные СМИ. Когда выяснилось, что советник по нацбезу не в полном объеме проинформировал вице-президента Майка Пенса о своих контактах с послом России в США Сергеем Кисляком, Трамп был вынужден уволить Флинна с формулировкой «утрата доверия». На своем посту генерал не просидел и месяца.

По общему мнению, Флинн поплатился за то, что был сторонником идеи союза США с Россией в борьбе с запрещенной в РФ ИГИЛ. Но, как полагают некоторые критики истеблишмента, такие как главный редактор сайта Antiwar.com Джастин Раймондо, Флинн был выбран на роль жертвенного тельца не только из-за своих «пророссийских» взглядов, но и из-за «несколько преувеличенного представления о том, что ислам сам по себе представляет в большей степени пагубную политическую идеологию, а не религию». Стоит заме