О судьбе грязных денег

Разное
«Эксперт» №22 (1076) 28 мая 2018
О судьбе грязных денег

Две рифмующиеся новости пришли в последние дни из Лондона. Сначала у Р. А. Абрамовича возникли проблемы с британской визой. Экс-глава Чукотки, вложивший в экономику Британии в тысячи раз больше, чем требуется для получения визы инвестора, теперь эту самую визу никак не может продлить: по-видимому, Абрамовичу предлагают более подробно рассказать британским властям о происхождении своего богатства. Затем публике представили доклад комитета палаты общин по международным делам «Золото Москвы: российская коррупция в Великобритании». Авторы утверждают, что поток грязных денег из России угрожает безопасности королевства, и предлагают принять меры: ввести дополнительные санкции против «связанных с Кремлём лиц», а заодно заблокировать на глобальных рынках размещение долговых обязательств РФ.

Первую новость российские власти восприняли без видимого интереса, а публика даже и с некоторым злорадством. Чувство это, конечно, очень непохвальное, но в данных обстоятельствах вполне ожидаемое: героев большой приватизации наша публика вообще не любит и радуется любой достающейся им плюхе. Тут, впрочем, пока не очевидно, что плюха действительно налицо. Британцы сравнительно недавно ужесточили правила для получения этой самой визы инвестора, так что теперь её соискателям приходится подробнее доказывать, что они чисты перед законом, — всем, не одному Абрамовичу. К тому же, как известно, никаких судебных решений, констатирующих незаконность его приобретений, не принято ни в России, ни в Британии, ни где-либо ещё. Да и активы г-на Абрамовича записаны, конечно же, не на него, а на разнообразные юридические лица, о несоответствии которых каким-либо законам в рамках решения визовой проблемы речь наверняка заводить никто не станет… Так что, может, визу ему ещё и продлят; а и не продлят — мало кто будет из-за этого печалиться. Частное дело; если и прецедент, то по отношению к очень немногочисленной группе лиц.

То, что вторая новость последовала так близко за первой, явно помогло и к ней отнестись с таким же пренебрежением — просто по инерции. Нет, официальные отклики на доклад были: жёстко высказалось наше посольство в Лондоне, пресс-секретарь президента Песков назвал доклад «русофобской манией»; но публику призыв бороться с грязными русскими деньгами особо не заинтересовал. Логика примерно та же: наших коррупционеров никто не любит и не жалеет, кто бы и зачем бы ни взялся их прищучить — флаг ему в руки, мы будем только аплодировать. Но тут эта логика неуместна — сразу по нескольким причинам. Во-первых, деньги коррупционера украдены здесь, в России, — сюда и желательно их вернуть; поэтому сценарий, при котором они изымаются или на неопределённый срок замораживаются Лондоном, нам нисколько не на руку — и тот грустный факт, что никакого иного сценария пока не просматривается, дела не меняет. Во-вторых, и это гораздо важнее, под словом коррупция наша публика и авторы лондонского доклада понимают совсем разные вещи. Для них, как явствует из виденных мною выдержек, это слово, пом