Мировой порядок Жака Аттали

Политика
ЗАРУБЕЖНАЯ МЫСЛЬ
«Эксперт» №23 (1077) 4 июня 2018
Мир движется к глобальному катаклизму, за которым нас поджидают унификация жизни и гармония
Мировой порядок Жака Аттали

Французский политолог, экономист и бизнесмен Жак Аттали вот уже сорок пять лет «шепчет на ухо» французским президентам и зарубежным политикам. Некоторые считают Аттали европейским Генри Киссинджером, подчеркивая его влияние на геополитические процессы и ход истории. Он написал 67 книг. Последняя — «Пути существенного». Но в России больше всего известна «Краткая история будущего» — пугающее видение эволюции нашего мира адептом глобализма. Своим понимаем глобальных процессов и нюансов французской политики г-н Аттали поделился в эксклюзивном интервью «Эксперту».

— Вы были советником всех французских президентов последних лет, от Франсуа Миттерана до Эммануэля Макрона. Кто из них, на ваш взгляд, оказал наибольшее влияние на судьбу Франции и почему?

— Я был советником только у Франсуа Миттерана. В течение десяти лет я работал с ним, когда он был в оппозиции, а потом еще десять лет, когда Миттеран стал президентом. Что до остальных, то я был с ними знаком, был председателем двухпартийных и президентских комиссий в условиях полной гласности. Однако я всегда голосовал только за левых и открыто консультировал только левых политиков.

Самое большое влияние было, конечно, у Франсуа Миттерана. Прежде всего благодаря тому, что он провел больше всех времени у власти: он правил четырнадцать лет, их них четыре — в «сожительстве» (ситуация, когда президент и парламентское большинство принадлежат к разным политическим партиям. — “Эксперт”). В свою очередь, Жак Ширак правил двенадцать лет, пять — в «сожительстве». Конечно, даже в последнем случае президент сохраняет контроль над внешней политикой, однако именно Франсуа Миттеран имел самую большую власть и влияние. На мой взгляд, Жак Ширак не сделал ничего, не провел ни одной реформы, ни в каком виде. А Франсуа Миттеран осуществил много реформ, таких как отмена смертной казни, введение евро, важные социальные преобразования, национализация, децентрализация, либерализация радиовещания и так далее.

— Некоторые называют Эммануэля Макрона вашим протеже. Насколько вы близки?

— Несколько лет он был моим ассистентом, и я очень горжусь тем, чего он достиг. Мы много работали вместе, и я думаю, что он стал бы президентом Франции, даже если бы не встретил меня. Макрон исключительно умен и компетентен. Я, правда, не могу утверждать, что наши политические взгляды полностью совпадают. Однако мы очень близки в интеллектуальном плане.

— Как бы вы описали его манеру управления страной?

— Он гораздо больше похож на Франсуа Миттерана, чем любой из предшественников. У Макрона очень большие амбиции в плане проведения реформ и есть понимание, что во Франции все надо делать сразу — иначе это не будет сделано никогда.

— На ваш взгляд, как за последние сорок лет изменилась президентская власть во Франции?

— Роль президента существенно изменилась. Во-первых, президентский срок был сокращен с семи до пяти лет — это значительная перемена. Во-вторых, целый ряд событий привел к тому, что у главы государства стало гораздо меньше власти. Строитель